8 (423) 223-00-00
Call-центр работает в будние дни с 09:00 до 20:00

Новости и события

18 января 2016
В Приморье спасают людей, которым не в силах помочь консервативная терапия
«Врач должен обладать взглядом сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва», – говорил философ, ученый и врач Авиценна, который жил ровно тысячу лет назад. Современная медицина, помимо вышеперечисленного, требует от врача уникальных знаний, умения обращаться с аппаратурой «космического» уровня и впитывать все новое, словно губка. Иначе специалисту не справиться. Ибо не существует местечковой науки или местечковой медицины – только мировая. Доступна она и приморцам.

Святая святых

Час до начала операции. Хирурги входят в операционную, оснащенную по последнему слову медицинской техники. Кроме хирургического стола, который, кажется, может прогнуться под любое положение человеческого тела, в помещении находится с десяток стоек-штативов с аппаратурой. Только мониторов различных форматов – 11 штук. В предназначении остальной техники неподготовленному человеку невозможно разобраться. Из узнаваемого – датчики, армированные и затянутые в пластик щупы, зонды, провода, электроды. Последние врач и ассистент закрепляют на теле пациента.

Сложная аппаратура к этому времени проверена и настроена. Егор Лукьянчук, молодой нейрохирург, который вот-вот начнет операцию, берет в руки инструмент. Теперь счет времени пошел на минуты.

IMG_3079.JPG


– Операция предстоит серьезная. Наша задача – проникнуть в полость черепа пациента через полость носа и удалить аденому, – объясняет нейрохирург. – Она растет стремительно, уже достигла 10 сантиметров, и человек из-за нее так же стремительно слепнет.

Если бы врачи проводили такую операцию более 10 лет назад, то не обошлось бы без трепанации черепа. Новые же технологии позволяют добраться до опухоли другим, более щадящим и менее травматичным путем.

– Вот, видите, уже загружен снимок компьютерной томографии, – рассказывает Егор Лукьянчук. – С его помощью компьютер моделирует будущий процесс. Как автомобильный навигатор, он прокладывает маршрут для зонда.

IMG_3540.JPG


Секунды – и вот уже тоненькая красная ниточка бьется на экране, указывая путь для эндоскопа в полости черепа человека в нескольких проекциях. Хирургу нужно ювелирно вести прибор по этой жизненно важной красной «тропинке». Не отклоняясь ни на миллиметр. Потому что с одной стороны на пути располагается сонная артерия, с другой – кавернозный синус, заполненный венозной кровью. Расстояние между двумя кровотоками, повреждение которых приводит к трудноостанавливаемому кровотечению, – полтора сантиметра. Надо «зайти» точно посередине, «нащупать» и удалить аденому.

– Немного волнуюсь, хотя это не первая операция такого рода – за неполные три года их проведено более 70, – говорит Егор Лукьянчук. – Но сегодняшняя для меня – самая важная. Хирургов, кстати, часто спрашивают: «Какая операция для вас самая-самая?». Отвечаю за всех: «Та, которую предстоит сделать».

IMG_3471.JPG


Современность во всем

Центр нейрохирургии Медицинского центра ДВФУ появился одновременно с открытием клиники на Русском острове. Здесь проводят оперативные вмешательства самого высокого уровня на головном, спинном мозге, периферических нервах или позвоночнике. В команде центра – шесть нейрохирургов и четыре невролога.

– Когда два года назад на Русском появился нейрохирургический центр, его оснастили самым высокотехнологичным оборудованием, – рассказывает руководитель Центра нейрохирургии и неврологии медцентра ДВФУ Руслан Тоторкулов. – Например, у нас лучшая на Дальнем Востоке нейронавигационная система, которая позволяет быстро и точно подходить к патологии, где бы та не располагалась. Мы постоянно следим за новинками и дополняем комплектацию.

IMG_3100.JPG


Врачам есть с чем сравнивать. Несмотря на довольно молодой возраст, у них за плечами годы операций и десятки стажировок в лучших клиниках России и зарубежных стран: Японии, Австралии, Германии, Австрии и Голландии.

– На каждой такой профессиональной практике, в каждой стране мы участвовали в операциях. Быть просто зрителями нас не устраивало, – говорит хирург высшей категории Артур Биктимиров. – Мы можем выполнять серьезные хирургические вмешательства на сложном оборудовании, уровень которого соответствует мировому на 100%.

Кстати, таких специалистов, как Артур, в нашей стране немного. Он специализируется на функцио­нальной нейрохирургии, цель которой не спасти жизнь, а улучшить ее качество для хронических больных, например, убрать симптоматику болезни Паркинсона, снять безумные боли при мышечной дистонии…

– Пожалуй, главная проблема людей с болезнью Паркинсона, торсионной дистонией, ДЦП, – рассказывает специалист, – неспособность полноценно управлять руками или ногами. Они либо двигают ими с трудом, либо испытывают при этом жуткие боли. Консервативная терапия в таких случаях зачастую бессильна. Когда ничего не помогает, на помощь приходит функциональная нейрохирургия. Мы владеем технологиями купирования хронической, нестерпимой и не поддающейся обычному лечению боли.

Мировая медицина

У каждого из нейрохирургов медцентра ДВФУ – своя специализация. Егор Лукьянчук – специалист по назальным операциям и открытым операциям на сосудах головного мозга. Вячеслав Панарин «закрывает» аневризмы. Аневризма, сосудистая аномалия головного мозга, – очень опасная патология. Она словно выпячивается, истончается и может разорваться в любой миг.

– Операции на аневризме сложные, – объясняет Руслан Тоторкулов. – В нашей клинике отдается приоритет эндоваскулярным (внутрисосудистым) хирургическим вмешательствам на головном мозге. Через бедренную артерию пациенту в сосуды головного мозга вводится микрокатетер, который находит аневризму и закрывает ее изнутри. Это совершенно новый уровень хирургии.

Занимаются хирурги ДВФУ и лечением тяжелых форм эпилепсий, и тех, с которыми не справиться медикаментозно. Раньше на этом этапе лечения у врачей опускались руки.

В ДВФУ практикуют в основном малоинвазивные операционные вмешательства, через небольшие разрезы или проколы. Такая техника позволяет минимизировать нарушения мягких тканей. Кроме того, по сравнению с классической хирургией, эти операции не требуют долгого наблюдения. Количество осложнений уменьшается в несколько раз, а процент летальных исходов стремится к нулю (в клинике ДВФУ он равен 0,6%).

Почти все плановые операции пациентам делают бесплатно, согласно квотам, выделяемым государством. Высокотехнологичная помощь – вещь дорогостоящая. Стоимость только одного устройства, имплантированного в мозг, без учета затрат на саму операцию и лечение, может составлять от 300 тысяч до одного миллиона рублей.

Поэтому хирургов удивляет ситуация, когда земляки отправляются на лечение за рубеж.

– Я не понимаю, почему жители края выбирают Корею или Германию, если под рукой своя высокотехнологичная медицина, – говорит Руслан Тоторкулов. – Понимаете, не существует какой-то местечковой науки или местечковой медицины – только мировая. Наша задача – находиться на этом уровне и где-то, может быть, перехватить инициативу. Мы ее выполняем стопроцентно.

IMG_3208.JPG


Всему медицинскому миру известны стандартные цифры: для того, чтобы нейрохирург состоялся как специалист, ему надо выполнять 120-130 операций каждый год. В среднем в России и мире это число колеблется от 50 до 125. Каждый нейрохирург клиники ДВФУ выполняет более 200 операций ежегодно. В среднем в отделении проводится от 4 до 8 операций в день, иногда их количество доходит до 10.

– Если учесть, что каждая операция нами обсуждается, как боевой вылет, опыт у нас колоссальный, – улыбается Руслан Тоторкулов.

В медцентре ДВФУ работают неслучайные люди. Понедельник начинается в субботу – это про нейрохирургов. У них очень трудоемкая и наукоемкая специальность, которая требует от врача постоянной работы над собой, самосовершенствования. Таким образом, каждый специалист – штучный.

– Нейрохирургическая операция сродни фигуре высшего пилотажа, – подводит итог Руслан Тоторкулов. – Выдерживает не каждый. А тот, кто выдержал, становится мастером. Но не богом.

Источник: http://primgazeta.ru