Новости

28 декабря 2017
2017 год в АТР: значимые события для Дальнего Востока России

Дмитрий Шелест, заместитель директора Экспертно-аналитического центра
(ЭАЦ) ДВФУ

Виталий Савенков,
ведущий специалист ЭАЦ ДВФУ

Уходящий год для Дальнего Востока России во многом проходил с оглядкой на события в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Прежде всего, говоря об АТР, будем иметь в виду восточную часть, и в целом всё то, что кажется значимым или влиятельным для регионов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации. В свою очередь, большие надежды Москвы на «поворот на Восток» так или иначе связаны с тектоническими сдвигами, происходящими в Тихоокеанском бассейне.

Конечно, наиболее влиятельным событием на международной арене стал северокорейский кризис. Закончившиеся в декабре военные учения США и Республики Корея, которые были призваны продемонстрировать силу Пхеньяну, завершили 2017 год на тревожной ноте и задали политическое настроение на следующий год. Ситуация обострилась раньше, когда Северная Корея провела в сентябре 2017 года ядерные испытания, а затем и пуск баллистической ракеты. В свою очередь Вашингтон «задал тон», направив группу боевых кораблей во главе с авианосцем «Карлом Винсоном» в Японское море. Все эти шаги поставили глобальную супердержаву и небольшое государство Корейского полуострова перед угрозой военных действий. При этом возможности посредников, включая и Россию, сократились до минимальных размеров.

Responsive image

Противостояние КНДР с Соединенными Штатами и их союзниками несколько заслонили еще один конфликтный район — Южно-Китайское море. Демонстративный поход кораблей Военно-морского флота США у островов Спратли в рамках операции «свободное судоходство», которые Пекин считает своими, не улучшили политический климат в районе мореплавания. Для России на сегодняшний день эта часть Тихого океана приобретает значение и в рамках переговорных процессов Москвы и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Попытки сбалансировать многие проблемные места в регионе не помогла и встреча китайского лидера Си Цзиньпиня и его американского коллеги Дональда Трампа в марте 2017 года в США. Более того, если о «политике солнечного света» (термин, сформулированный в начале 2000-х) на Корейском полуострове в начале года говорили с надеждой, то к исходу года о нем упоминают с сожалением или сарказмом.

Responsive image

Прошедший в сентябре XIX съезд Коммунистической партии Китая также стал событием, важность которого оценили не только внутри страны, но и в регионе, и, естественно, в России. Очевидным стало то, что «новая эра китайского социализма» будет и далее проходить на фоне экспансии Пекина в южном и, в меньшей степени, в северном направлениях. В этом ключе переговоры относительно китайского проекта «Новый пояс — новый путь» и осторожное участие в нем Москвы можно воспринимать как знак того, как видят Россию из Поднебесной и, наоборот, как Москва смотрит на Пекин в уходящем году.

На фоне перечисленных событий достаточно самостоятельно выглядят шаги Российской Федерации в контактах с государствами АСЕАН. Ежегодная встреча министров иностранных дел в формате Россия — АСЕАН и участие российского премьера Дмитрия Медведева в деловом саммите в 2017 году очертили возможные области политического, военного и экономического сотрудничества, что предполагает сохранение импульса сотрудничества на ближайшие годы.

Значимым событием в рамках «большой Евразии» стало вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества Индии и Пакистана в июне 2017 года. Участие в весомом для государств континента клубе столь различных, соперничающих друг с другом региональных игроков позволяет говорить о попытке переформатировать международные отношения с ориентацией на несколько центров силы, а также продолжить экономическое объединение Центральной Азии и ЮВА с участием России.

Если же говорить о событиях в нашей стране, которые ориентированы на интеграционные процессы в АТР, то следует отметить несколько знаковых мероприятий.

Responsive image

Военная составляющая в АТР, как проецирование политики ведущих игроков, находит свое продолжение и в действиях Москвы. Проведенные в сентябре совместные военно-морские учения «Морское взаимодействие-2017» РФ и КНР, которые происходили в акватории Балтийского моря (Калининградская область), а затем в акватории Японского и Охотского морей и на полигоне в Приморье. Экипажи кораблей Тихоокеанского флота и Военно-морских сил Китайской Народной Республики отработали совместные действия по обороне кораблей, операции по поиску, спасению и конвоированию судов и освобождению захваченного судна, а также артиллерийские стрельбы по морским целям.

Не менее масштабными были российско-индийские военные учения «Индра-2017», которые проходили в октябре с участием трех родов войск: авиации, сухопутных частей и флота. Условные боевые действия отрабатывали более 700 человек с двух сторон. Ставились различные комплексные задачи: от уничтожения незаконных вооруженных формирований до конвоирования судов и отработки блокады с воздуха и моря, сделали заметными маневры России и Индии не только в тактическом, военно-прикладном аспекте, но и с точки зрения региональной политики.

Если говорить о событиях экономического характера, то следует отметить два наиболее заметных. Весьма удаленный от Дальнего Востока Петербургский международный экономический форум собрал рекордное количество участников и, в том числе, стал площадкой для продвижения идеи Большого Евразийского партнерства, озвученной Президентом России Владимиром Путиным в 2017 году. Это предполагает формирование общего евразийского экономического пространства, в том числе, с участием дальневосточной экономики и восточных транспортных коридоров. Значительные делегации из Индии и Японии, а также из других азиатских государств подтвердили заинтересованность зарубежных партнеров к «Восточному вектору России».

Responsive image

И, естественно, самое «звучащее» событие — это Восточный экономический форум (ВЭФ). По традиции, мероприятие посетил Президент России Владимир Путин, а также лидеры других государств: Японии, Монголии и Южной Кореи. Всего насчитывалось более 6 000 участников, а главный показатель — объем заключенных соглашений и контрактов на полях форума — превысил объем в 2,5 трлн. рублей, тогда как в 2016 году эти цифры составляли 4,5 тысячи человек и 1,85 трлн. рублей. Несмотря на увеличение общей стоимости заключенных соглашений, их количество осталось почти на прежнем уровне, а значит, их стоимость увеличилась, что свидетельствует о качественных сдвигах в вопросах внешнеэкономического сотрудничества.

Особенностью ВЭФ в 2017 году стало активное участие Приморского края: местный бизнес был широко представлен на различных тематических площадках, объем подписанных контрактов превысил 260 млрд. рублей, а Дальневосточный федеральный университет получил статус специального партнера форума. Также нужно отметить обилие мероприятий, проходивших в рамках ВЭФ, в том числе его «нулевой» день и первую в истории ВЭФ полноценную молодежную программу.

Важно отметить, что даже с учетом критики ВЭФ, его работа за прошлые годы приносит все более эффективные плоды, причем все больше фактов указывают на появление системности этого процесса в противовес разовости. Так, например, по словам курирующего Дальний Восток заместителя председателя Правительства России Юрия Трутнева, за первое полугодие 2017 года в структуре прямых иностранных инвестиций регион набрал 26%, что является впечатляющим результатам для федерального округа, занимающего второе место с конца по объему валового регионального продукта. В итоге, роль ВЭФ как основного якоря продвижения России в АТР, уже почти ни у кого не вызывает сомнения. Тысячи иностранных гостей и инвесторов, посетивших Россию благодаря этому форуму, продолжают сотрудничество с российскими бизнесменами и партнерами.

Подытоживая уходящий 2017 год, отметим, что с одной стороны инициативы России в Азиатско-Тихоокеанском регионе выглядят более стратегическими, нежели чем тактическими, но демонстрируют определенные достижения прикладного характера и на сегодняшний день. Можно сказать, что население Дальнего Востока России только начинает получать «дивиденды». С другой стороны они не столь значительны или радикальны как действия геополитических гигантов типа КНР и США, но достаточны убедительно для государства, которое в новейшей истории лишь недавно серьезно заявило о своих устремлениях в Тихоокеанском бассейне, что делает их привлекательными для многих зарубежных партнеров.