Приемная комиссия:

8 (800) 555 0 888
звонок по России бесплатный

Новости

2 ноября 2017
Пусть это никогда не повторится. 30 октября 2017 г. студенты, преподаватели и сотрудники Школы педагогики ДВФУ (г. Уссурийск) почтили память жертв политических репрессий

День памяти жертв политических репрессий, обретший официальный статус в октябре 1991 года в силу постановления Верховного Совета РСФСР, занимает особое место в российском календаре знаменательных дат. С ним не принято никого поздравлять в обыденном смысле этого слова. Отмечают его все неравнодушные к нашей не столь давней истории люди тихо и вдумчиво. Да и главный его смысл состоит, пожалуй, в том, чтобы сказать и миру, и себе, что у нас ещё есть Память, а вместе с ней – возможность осознать и покаяться, а, следовательно, и предотвратить повторение этой беспрецедентной трагедии. Эта направленность в будущее читается между строк в преамбуле к принятому в тот же день, 18 октября 1991 года, Закону РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» парламентом России (формально ещё Советской, но уже живущей под национальным триколором), где законодатель не только осуждает «многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости», но и заявляет «о неуклонном стремлении добиваться реальных гарантий обеспечения законности и прав человека». За прошедшие 26 лет была проделана огромная работа: вернулись из забвения многие имена, были воздвигнуты памятники. Вместе с тем, процесс оказался не таким быстрым и последовательным, как представлялось многим в начале девяностых годов прошлого века. В средствах массовой информации, художественных фильмах и телевизионных сериалах, и даже в высказываниях политиков высокого уровня заметны попытки оправдания «большого террора» – от отрицания его массовости до заявления о его обоснованности (например, говорится, что он помог разгромить якобы существовавшую в предвоенные годы в СССР «пятую колонну» и тем самым способствовал победе в Великой Отечественной войне).

— Мы можем и обязаны говорить об этом, — подчеркнула, обращаясь к участникам акции, начальник отдела воспитательной работы и молодежной политики Г.В. Хомулло. По словам Галины Викторовны, одна из главных особенностей разыгравшейся в нашей стране в прошлом веке исторической трагедии состоит в том, что политические репрессии разорвали связи между поколениями: настолько велик был страх, что оставшиеся в живых и на свободе даже в более спокойные времена ничего не рассказывали детям и внукам о репрессированных родных и друзьях.

Печальные страницы историей своей семьи приоткрыла для слушателей специалист ОВРМП В.П. Глущенко. Советская власть заклеймила родственников Веры Петровны как «кулаков», т.е. эксплуататоров трудового крестьянства, и «раскулачила» их («раскулачивание» включало в себя реквизицию имущества и высылку в отдаленные районы – в лучшем случае), а ведь эта дружная семья была богата не только постройками и скотом (5 коров, 3 бычка), но и детьми. Детей было 14, и каждый из них с малых лет сам «ходил в люди» – нанимался на работу к соседям (нянчить младенцев, помогать по хозяйству и пр.). «Кулаки» так же трудились день и ночь, как и все остальные. Возможно, имели чуть больше, чем односельчане, и, не исключено, что именно зависть подтолкнула кого-то написать донос. «Мы счастливы, что живем в другое время, но мы должны всегда помнить о том, что перенесли наши близкие. Мы должны сохранить память, чтобы такое прошлое к нам не вернулось», — считает Вера Петровна.

О трагическом завершении педагогической карьеры основателя Никольск-Уссурийской учительской семинарии, человека, воспитавшего первые поколения дальневосточных учителей, П.Н. Рябинина, рассказа доцент кафедры исторического образования Ольга Борисовна Лынша. Подвижнику, внесшему огромный вклад в развитие системы народного образования в нашем регионе, в момент его ареста, последовавшего за празднованием 20-летнего юбилея революции в ноябре 1937 года, было 75 лет. К тому времени его уже давно и далеко отодвинули от руководящих должностей: простой сторож и его сын делили с чужими людьми комнату в общежитии. Как знать, не из этих ли соседей, желавших расширить жилплощадь, кто-то написал роковой донос, приведший к аресту Петра Николаевича, его расстрелу в феврале 1938 года и последовавшему полувековому забвению. Только в годы «перестройки» его доброе имя было восстановлено, и новые поколения педагогов смогли узнать о выдающемся предшественнике.

Профессор кафедры русского языка, литературы и методики преподавания А.А. Новикова предложила студентам посетить недавно открывшуюся в уссурийском городском музее экспозицию, посвященную быту репрессированного казачества. По мнению Альбины Алексеевны, собранные там предметы (алюминиевая посуда, ватники, тачки, печки-«буржуйки» и др.) могут сказать о перенесенных тяготах точнее иных слов.

Почтив память основателя педагогического образования на Дальнем Востоке П.Н. Рябинина у его бюста, установленного в вестибюле административного корпуса ШП ДВФУ в октябре 2010 года, участники акции выехали на автобусе на бывший расстрельный полигон НКВД в районе Дубовой рощи.

Город продолжает надвигаться на эту некогда далекую окраину, и дубы отступают под натиском коттеджей. Да и в самой роще очертания расстрельных ям угадываются с трудом. Особенно, когда их скрывает трава летом, и опавшая листва – осенью. Шуршание листвы под ногами, шум холодного осеннего ветра не напоминают о выстрелах, обрывавших на этом месте жизни наших соотечественников – «без вины виноватых». Помнить могут только люди. Об истории расстрельного полигона в Дубовой роще рассказал доцент кафедры философии и социально-гуманитарного образования Я.Н. Попов. По словам Ярослава Николаевича, местоположение было установлено по рассказам местных жителей, слышавших стрельбу на закрытой территории НКВД, по воспоминаниям родственников репрессированных. После ликвидации ГУЛАГа НКВД, для сокрытия следов, организовал здесь пионерский лагерь, потом рядом была построена детская больница. В начале 1990-х годов здесь началось строительство коттеджей, и экскаваторы стали выкапывать человеческие кости в большом количестве, в т.ч., черепа со следами пулевых отверстий. Работы были остановлены, застройка прекращена. А 1993 тогдашним руководством города по инициативе реабилитированных жертв политических репрессий, их детей и внуков на месте захоронений был установлен памятный знак – камень-валун с надписью «Жертвам сталинских репрессий от жителей города Уссурийска». Уже в новом веке, в 2007 году, недалеко от памятника – в роще, выше на сопке, по инициативе и на средства общественной организации «Уссурийский казачий округ», у одной из ям был установлен деревянный поклонный крест. Экскурсия завершилась возложением цветов к памятному камню и к поклонному кресту.

— Всё было интересно и познавательно, — поделился впечатлениями студент 1 курса направления подготовки «История и обществознание» Максим Журавленко. — Конечно, когда узнаешь такое, на душе остается тяжелый осадок. Но ведь это наша история, а из нее, как из песни, ни слова не выкинешь. И чем больше людей будут помнить о тех страшных событиях, тем меньше вероятность, что они могут повториться.

 

И.В. Варицкий

Фото автора