Аналитика и комментарии

14 декабря 2017
Юсупов Р.И. «Сотрудничество России и Японии в сфере кибербезопасности». Тезисы выступления на круглом столе «Восемь пунктов Абэ: новый подход в отношениях России и Японии» (13 декабря 2017 г.)


В настоящее время киберпространство все теснее переплетается с нашей повседневной жизнью. Оно способствует решению множества социальных проблем и обладает огромным, пока не раскрытым потенциалом, что, соответственно, привлекает внимание мирового сообщества. К сожалению, по мере развития кибернетики увеличивается риск информационного нападения – как на бытовом, так и на государственном уровне.
Поскольку кибернетика является наукой современности, общественное понимание области ее изучения пока остается на элементарном уровне. Ввиду этого вирусные атаки зачастую не рассматриваются как реальная угроза, что создает идеальные условия для процветания киберпреступности среди IT-специалистов узкого профиля.
Иначе говоря, войны и криминал постепенно приобретают информационный характер. Япония, будучи одним из наиболее развитых в информационном плане государств мира, заинтересована в сохранении и поддержании должного, отвечающего современным условиям уровня обеспечения кибербезопасности, однако на сегодняшний день, согласно докладу ООН Global Cybersecurity Index 2017, является лишь одиннадцатым государством по возможности противостоять киберугрозам.
Десятое место в этом списке занимает Россия. Несмотря на устоявшийся принцип российско-японских экономических отношений – Россия поставляет природные ресурсы, а Япония ответственна за инвестиции и технологии, – кибербезопасность не имеет с ним практически ничего общего. Напротив, сегодня российские IT-специалисты востребованы во всем мире, поэтому не будет преувеличением сказать, что Япония заинтересована в построении взаимовыгодных, современных отношений на основе обмена информацией.
Более того, немаловажно и то, что Россия имеет огромный потенциал в области ведения научно-исследовательских проектов в области концепции интернета вещей и искусственного интеллекта. Считается, что интернет вещей может стать одним из факторов роста экономики страны – в основном этот эффект будет достигаться за счет ощутимого сокращения затрат в результате внедрения в производство новейших технологий. Разумеется, экономия может быть еще выше, если допустить, что полностью исключена угроза кибербезопасности страны.
То же можно сказать и в отношении облачных технологий. Доступность, мобильность, гибкость, высокая технологичность, надежность – все эти слова объясняют важность новых технологий в современном обществе. Россия, будучи государством с переходной экономикой, имеет возможность сделать качественный скачок в развитии благодаря внедрению интернета вещей и облачных технологий в производство и повышению внимания общества к этим феноменам.
Тем временем Япония является одним из первых и на данный момент наиболее активных государств-пользователей интернета вещей. Наиболее популярные услуги интернета вещей включают торговые автоматы, управление транспортом и системы наблюдения. При этом сфера применения интернета вещей только расширяется.
Стоит заметить, что распространение вредоносных компьютерных программ увеличивается и происходит достаточно стихийно: согласно заявлениям некоторых японских компаний, количество инфицированных устройств интернет вещей растет ежемесячно. Разумеется, такое положение указывает на необходимость усиления мер безопасности, что для Японии является приоритетом, особенно в преддверии Олимпиады-2020.
Вполне логичным будет предположение, что Россия и Япония смогут создать будущее на основе цифровой революции: обе страны располагают необходимыми для этого ресурсами и при этом имеют достаточно различий в уровнях экономического и общественного развития, чтобы работать на принципах комплементарности.
К сожалению, кибернетика как наука существует лишь полвека, а кибербезопасность и вовсе является новым словом для мирового сообщества. Этот факт в значительной мере умаляет значение конкретики в вопросах, касающихся российско-японских отношений. При отсутствии требуемых для построения тренда статистических данных нельзя с уверенностью говорить о направлении вопросов кибербезопасности для обоих государств.
Впрочем, нельзя не отметить любопытство по отношению к накопленному за рубежом опыту: и российская, и японская стороны регулярно проводят мероприятия, посвященные обсуждению насущных проблем в сотрудничестве. Обеспечение связи, в том числе с помощью «облачных» сервисов, концепция интернета вещей, достижения робототехники, автоматизация процессов – это лишь часть тем для обсуждения, разогревающих интерес Японии к России и Дальнему Востоку в частности.

Юсупов Ренат Ильдарович,
лаборант-исследователь
Центра изучения российско-японских отношений ВИ-ШРМИ ДВФУ