Аналитика и комментарии

14 декабря 2017
Хузиятов Т.Д. О перспективах совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах. Тезисы выступления на круглом столе «Восемь пунктов Абэ: новый подход в отношениях России и Японии» (13 декабря 2017 г.)

1. Вопрос о совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах (Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи) формально не входит в программу развития российско-японского сотрудничества, известную как «Восемь пунктов плана Абэ». Он был включен в повестку российско-японских отношений ровно год назад, в ходе визита в Японию Президента России В.В. Путина и его переговоров с премьер-министром С. Абэ в декабре 2016 г. Фактически же этот вопрос связан с несколькими пунктами «плана Абэ», а успех России и Японии в поиске устраивающих обе стороны условий и форм совестной хозяйственной деятельности будет способствовать выводу двусторонних отношений на качественно новый уровень.

2. Как «план Абэ», так и договоренность о начале консультаций о совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах имеют определенные истории и предшествующие попытки, знать которые нужно, чтобы можно было ответить на вопросы, что пошло хорошо, а что не получилось и почему. В частности, «план Абэ», предложенный в мае 2017 г., в значительной мере опирается на предшествующую «Инициативу по укреплению японо-российского сотрудничества в регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири», предложенную премьер-министром Японии С. Абэ на Саммите G-8 в Хайлигендамме (Германия) 7 июня 2007 г. Что касается вопроса о совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах, то нельзя забывать о «Программе российско-японского сотрудничества по развитию совместной хозяйственной деятельности на островах Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи», подписанной заместителями министров иностранных дел России и Японии А.П. Лосюковым и Р. Като 4 сентября 2000 г.

3. В ходе изучения вопроса о возможности совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах были организованы две ознакомительные миссии, каждая из которых включала более 60 человек (примерно поровну от бизнеса и органов власти Японии). Если задачей первой миссии было ознакомление с ситуацией на месте, в частности, посещение нескольких десятков объектов, и определение перспективных сфер совместной деятельности, то ко второй миссии был отфильтрован перечень потенциальных проектов – марикультура, тепличное овощеводство, ветроэнергетика, пакетный туризм, утилизация твердых бытовых отходов.

Важно, что обсуждение вопроса совместной хозяйственной деятельности проводится на самых разных уровнях – высших руководителей, министров иностранных дел, заместителей министров иностранных дел, а также в двух рабочих группах – по коммерческим вопросам и по консульским и логистическим вопросам, – которые возглавляются директорами департаментов МИД. Не исключено, что совестная хозяйственная деятельность так или иначе рассматривается и в рамках встреч руководителей Советов национальной безопасности двух стран (механизм «Яти – Патрушев»), которые приобрели особое значение в российско-японских контактах.

4. Задачи, которые нужно решить в ближайшее время, можно сгруппировать в четыре блока: 1) коммерческие; 2) технические; 3) консульские; 4) правовые.
Коммерческие задачи предполагают конкретизацию проектов на основе расчетов и проработки технико-экономических обоснований. Понятно, что проекты должны быть коммерчески привлекательными.
Технические задачи предполагают обустройство причалов, поддержание работы маяков, налаживание надежного транспортного сообщения (сейчас, по сути, кроме судна «Этопирика» ничего нет) и др.
Консульские задачи относятся, прежде всего, к обеспечению безвизовых поездок японцев на острова Южных Курил. Японская сторона надеется, что до конца марта 2018 г. эти задачи будут решены.
Самые сложные задачи – правовые, которые должны определить режим и условия хозяйствования на Южных Курилах, которые не наносили бы ущерба интересам и позициям сторон. Представляется, что из возможных вариантов режима хозяйствования на Южных Курилах (национальный режим, специальный режим и режим наибольшего благоприятствования) наиболее перспективным является специальный режим (возможно, подкрепленный отдельным двусторонним договором).
При благоприятных условиях решение указанных задач возможно в течение 2018 г., а в 2019 г. первые совместные проекты на островах могут стать реальностью.

К сожалению, как показывает практика реализации проектов (в том числе, с участием иностранных партнеров) на Дальнем Востоке в новых форматах, количество заявленных проектов не всегда означает их быструю и беспроблемную реализацию. Поэтому на начальной стадии было бы правильно сосредоточиться на сравнительно небольшом числе проектов совместной деятельности, обеспечить им полноценную поддержку со стороны органов власти с тем, чтобы эти пилотные проекты и механизмы их сопровождения стали модельными для последующих проектов.

5. К возможным рискам на пути к совместной хозяйственной деятельности можно отнести следующие:
- потеря политической воли одной или обеими сторонами (по понятным причинам вопрос совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах не только и не столько коммерческий);
- размывание повестки сотрудничества за счет включения в нее излишне большого количества направлений и проектов («лучше меньше, да лучше»);
- продвижение собственной, а не двусторонней повестки;
- неумение или нежелание видеть за позицией партнера его интересы.


Хузиятов Тагир Даутович,
ведущий научный сотрудник
Центра изучения российско-японских отношений ВИ-ШРМИ ДВФУ, к. э. н., профессор