Аналитика и комментарии

28 февраля 2018
Пустовойт Е.В. Преодолевая санкции в российско-японских отношениях

На разных исторических этапах взаимоотношения России и Японии неоднократно пережили сложные моменты. Они неоднократно подвергались испытанию на прочность и терпеливость. Порой в них зачастую присутствовал фактор «третьей стороны», которая старалась прикрыть набирающей силу огонек многостороннего партнерства между Россией и Японией.

Так, в начале 2010-х гг. наши страны смогли выйти на достаточно уверенный и стойкий рост экономического сотрудничества, значительным образом был укреплён политический диалог между двумя странами (как по линии МИД, так и по линии оборонных ведомств).

Однако в 2014-2016 гг. наши отношения вошли в «зону турбулентности». Атмосфера двусторонних отношений России и Японии серьезно пострадала на фоне присоединения Токио к антироссийским санкциям ряда западных стран в связи с ситуацией в Крыму и на Украине в 2014 г.

В свете украинского кризиса Токио продемонстрировал солидарность с позицией стран «Большой Семерки» и предпринял ряд шагов, которые российское руководство восприняло как недружественные. Правительство Японии ввело ряд санкций в отношении России. Так, в первой волне санкций в марте 2014 г. Токио приостановил консультации с Москвой о смягчении визового режима, отложил на неопределенный срок начало переговоров о возможном заключении трех договоров (об инвестиционном сотрудничестве, сотрудничестве в освоении космоса и предотвращении опасной военной деятельности), а также было объявлено об отказе в выдаче визы 23 российским государственным деятелям (при этом список имен так и не опубликован до сих пор).

Затем последовала вторая волна санкций. В нее были включены решение о замораживании в случае обнаружения в стране имущества 40 лиц, имеющих отношение к украинским событиям, своего рода новый санкционный список, в который вошли 26 человек и 14 организаций, связанных с украинскими событиями. Также японские санкции коснулись банковского сектора РФ  (запрет на  эмиссию ценных бумаг со сроком погашения более 90 дней), ряда экономических проектов, астронавтики, сельского хозяйства (запрет на ввод в Японию винной продукции крымского производства).

В ответ на это Японии было объявлено о соответствующей реакции российской стороны, в частности, в августе 2014 г. был передан список японских граждан, в отношении которых вводятся ограничения на въезд в Российскую Федерацию.

Закономерно встает вопрос о том, почему Япония поддержала введение санкций против России. Как нам кажется, здесь можно выделить несколько причин. Во-первых, с точки зрения японской политической элиты, воссоединение Крыма с Россией является нарушением международного права, что гипотетически могло бы создать прецеденты и вызвать цепную реакцию на силовое решение территориальных споров в Японском, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях не в пользу Японии. Во-вторых, Япония связана с союзническими обязательствами со странами Запада, прежде всего с США. И данный фактор не позволяет Японии оставаться сторонним наблюдателем в делах даже на Европейском континенте.

В 2015-2016 гг. продолжились дипломатические виражи в российско-японских отношениях. В этот период наши страны не могли согласовать позиции глав государств по визиту президента РФ в Японию. Несмотря на это, контакты глав государства не прерывались, но они проходили на площадках международных мероприятий (в октябре 2014 г. в Милане на форуме «Азия-Европа», в ноябре 2014 г. на форуме АТЭС в Пекине;  в сентябре 2015 г. на сессии Генеральной Ассамблеи ООН; в ноябре 2015 г. в Анталии (Турция) на полях саммита «Большой Двадцатки»).

Своего рода переломным моментом, который позволил выйти из «тупика» двусторонних отношений, явился официальный визит 6 мая 2016 г.  премьер-министра Японии Синдзо в Сочи, в ходе которого лидеры двух стран обменялись мнениями о перспективах развития двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и гуманитарной областях, а также по актуальным международным вопросам. В частности, они обсудили проблематику мирного договора и поддержали ведущиеся переговоры в рамках МИД, а также договорились о возможности возобновления формата «2+2» (встреч министров иностранных дел и обороны).

Одним из важнейших предложений в ходе сочинской встречи, на наш взгляд, явилось предложение японской стороны о сотрудничестве, состоявшее из восьми пунктов. Эти «восемь пунктов Абэ» в основном посвящены сотрудничеству в экономической сфере. А именно, увеличение продолжительности здоровой жизни благодаря строительству высокотехнологичных медицинских центров; развитию городов; укрепление сотрудничества в сфере малого и среднего бизнеса; сотрудничество в сфере энергетики; диверсификация промышленности и повышение её производительности; строительство аэропортов и морских портов; мелиорация земель; сотрудничество в сфере передовых технологий; развитие гуманитарных обменов.

После этого состоялось еще несколько встреч президента РФ В.В. Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ во Владивостоке (ВЭФ-2016 и ВЭФ-2017),  в Перу в ноябре 2016 г., в декабре 2016 г. – официальный визит президента РФ в Японию (Нагато), в апреле 2017 г. - официальный визит премьер-министр Японии в Москву.

Результатом этих встреч за 2016-2017 гг. можно выделить следующее: подписание крупного пакета из 12 межправительственных и межведомственных соглашений, а также 68 коммерческих контрактов, включая совместный инвестиционный фонд с объемом инвестиций до одного миллиарда долларов; облегчение Японией визового режима для российских граждан; план возможной совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах; достижение понимания о необходимости решения территориального спора и подписания мирного  договора; возобновление безвизовых поездок для подданных Японии российских южных Курил.

Однако в российско-японских торгово-экономических связях необходимо констатировать отрицательную динамику развития, что являлось следствием введения антироссийских санкций в 2014-2016 гг. странами Запада и ухудшения макроэкономических показателей РФ.

Несмотря на сложный характер политического и трудности экономического взаимодействия России и Японии в 2014-2016 гг., взаимодействие в области культурных и гуманитарных связей оказались по большей части незатронутым. Одним из наиболее динамично развивающихся направлений российско-японских связей традиционно являются культурные обмены. Народы обеих стран испытывают огромный взаимный интерес к культуре друг друга.

Знаковым событием в российско-японских отношениях явилось решение о проведении в 2018 г. в России и Японии перекрестных годов. В рамках визита президента В.В. Путина в Японию в декабре 2016 г. стороны пришли к единому мнению о проведении в 2018 г. в качестве одной из мер по расширению российско-японский гуманитарных обменов в рамках «Года Японии в России» и «Года России в Японии».

В обеих странах будут реализованы разнообразные мероприятия в широком спектре областей, таких как политика, экономика, культура, наука, образование, молодежные обмены, спорт, обмены между муниципальными образованиями и т.д. Уже запланировано более 100 совместных культурных мероприятий.

Часть мероприятий в рамках перекрестных годов 2018 г. будет проходить и на территории Дальнего Востока. Активное участие в этих мероприятиях принимает Дальневосточный федеральный университет. Необходимо отметить, что ДВФУ развивает активные связи с Японией в области гуманитарных, образовательных и культурных связей. На сегодняшний день подписано около 36 соглашений о сотрудничестве между ДВФУ и ведущими японскими вузами, научными организациями, лабораториями и корпорациями, тем самым внося существенный вклад в российско-японское гуманитарное сотрудничество и укрепляя наши отношения.

Международное сотрудничество в гуманитарной и культурной сферах между Россией и Японий всегда являлось одним из важных звеньев формирования доверительных отношений между нашими странами. Безусловно, что и нынешние перекрестные года внесут свой существенный вклад в устойчивое и стабильное развитие российско-японских многосторонний связей.

Опубликовано в журнале «Окно в АТР». 2018. № 23. С.51-53.

Пустовойт Евгений Валерьевич,
заведующий кафедрой японоведения Восточного института - Школы региональных и международных отношений ДВФУ
директор Центра изучения российско-японских отношений ВИ-ШРМИ ДВФУ