Новости

18 сентября 2018
О пленарной сессии ВЭФ-2018 «Дальний Восток: расширяя границы возможностей»

Заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Дмитрий Шелест.   

Модератор пленарной сессии IV Восточного экономического форума (ВЭФ) «Дальний Восток: расширяя границы возможностей» — Сергей Брилев, телеведущий, заместитель директора ГТК «Телеканал «Россия».

Выступающие: Президент Российской Федерации (РФ) Владимир Путин, Председатель Китайской Народной Республики (КНР) Си Цзиньпин, Президент Монголии Халтмаагийн Баттулга, Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, Премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ён.

В исторический период 100-150 лет Россия вне зависимости от форм правления была заинтересована в развитии восточных территорий страны. После преодоления системного кризиса 90-х годов XX века уже в начале первого десятилетия XXI века Москва задалась целью продолжить развитие Востока Российской Федерации. Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» от 1996 года в редакции 2007 года стала первым стратегическим документом в новом веке, который определил вектор развития Тихоокеанской России.

Естественно, что заявленная тематика нуждается в комплексном подходе, и модератор Сергей Брилев задал повестку в виде необходимости определения соотношения политического и бизнес-подходов к освоению Дальнего Востока РФ.

Responsive image

Президент Российской Федерации Владимир Путин сделал акцент на том, что присутствие на форуме представителей более 60 стран демонстрирует доверие к долгосрочной политике по развитию Дальнего Востока России. Президент государства сформулировал видение развитие Тихоокеанской России как «мощного центра международного сотрудничества и интеграции». Одновременно было зафиксировано наличие проблем в области демографии, инфраструктуры и социального развития, которые объективно затрудняют этот процесс.

Тем не менее, российский лидер отметил рост промышленного производства в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) на 22% при росте прямых иностранных инвестиций в регион, составивших четвертую часть от всего объема по России. Этому способствуют и добрососедские отношения с Китаем, Японией, Монголией и Республикой Кореей. При этом Владимир Путин критически отозвался о протекционистских мерах ряда государств, тормозящих экономическое развитие в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). В этом ключе была определена важность политической составляющей в рамках двусторонних отношений с упомянутыми государствами, трехсторонних контактов, а также в формате ШОС, АТЭС, АСЕАН и других международных организаций для предотвращения региональных конфликтов и формирования более предсказуемой внешней среды.

Для дальнейшего развития Тихоокеанской России необходимо учесть следующие аспекты: обеспечение социальной инфраструктуры; рост образования и науки; ставка на создание индустриального центра с экспортным потенциалом. В этом контексте глава государства упомянул Дальневосточный федеральный университет, как пример научно-исследовательского учреждения, которое выполняет образовательную функцию, действует на благо Дальнего Востока в целом и последовательно осуществляет инновационную деятельность, включая и первую в России Школу цифровой экономики.

По мнению Президента, будущие шаги по продвижению ДФО необходимо систематизировать в рамках Национальной программы развития до 2025 года с перспективой ее продления до 2035 года.

Responsive image

Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин высказал мнение, что ВЭФ-2018 стал значимой площадкой, где решаются политические и экономические вопросы АТР. Одновременно, форум является знаком, отмечающим развитие всего российского Дальнего Востока.

В свою очередь, внимание российского руководства к экономическому развитию ДФО совпадает с программой развития Северо-Восточных провинций КНР. В этом направлении Пекин интересует сотрудничество в области инфраструктурных проектов, энергетики, сельского хозяйства и туризма. Прямым следствием этого является рост товарооборота регионов ДФО и Китая до 7 млрд долларов США (при 83 млрд объеме между двумя странами) в 2017 году, а также достижения объема китайских инвестиций в 4 млрд долларов США.

Затрагивая политическую повестку, китайский лидер выступил против политики силы и протекционизма, которые играют против стабильности в регионе и мире в целом. Противостоять этому, по мнению Си Цзиньпина, можно только с помощью построения дружеских связей в двустороннем и трехстороннем форматах, а также в целом делая упор на дружбу народов, а не конфронтацию. Свое выступление Председатель КНР завершил призывом реализовывать принципы добрососедства в Северо-Восточной Азии.

Responsive image

Президент Монголии Халтмаагийн Баттулга высказал заинтересованность во всех интеграционных мероприятиях в регионе и сделал акцент на том, что ВЭФ-2018 является продолжением трехсторонней встречи Китая, Монголии и России в Циньдао (КНР). В свою очередь, все контакты в этом направлении для Улан-Батора являются возможностью выхода к морским путям. Следуя в заявленном векторе, Монголия уже заключила ряд соглашений о транзитных перевозках с КНР и РФ и определяет целесообразность следующих договоренностей в области перевозок с Москвой и Пекином для сбалансированного развития страны. По словам руководителя государства, упомянутые меры позволили экономике Монголии вырасти на 6,5% в 2017 году.

Институциализацию будущего развития Халтмаагийн Баттулга видит как продолжение Улан-баторского диалога по транзиту, расширение сотрудничества с Японией в рамках соглашения от 2015 года, доработка и принятие схожего документа с Республикой Корея. В перспективе планируется достижение соглашение с ЕвразЭС и переговоры по созданию энергетической суперсети в Северо-Восточной Азии (СВА), где Монголия возьмет на себя роль и транзитера, и производителя электроэнергии. Концепция предполагает участие в создании элетросетей и генерации с помощью возобновляемых источников (ветер, солнце). В свою очередь, все упомянутые шаги монгольского руководства будут направляться на повышение прибавочной стоимости экспорта.

Responsive image

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ выступил с тезисом об участие Японии как связующего звена новых отношений в экономике. Глава японского кабинета министров отметил последовательное развитие российско-японского сотрудничества — как на уровне крупных проектов, так и в формате малого и среднего бизнеса. Вместе с тем, он выразил уверенность в том, что с заключением мирного договора между двумя странами экономическое сотрудничество получит новый импульс.

Затрагивая вопрос спорных территорий (Южные Курилы) Синдзо Абэ отметил, что совместное освоение упомянутых островов может послужить гарантией для заключения мирного договора. В свою очередь, он сообщил, что видит спорные острова в виде транспортного хаба, в результате чего Японское море будет представлять собой новую территорию в плане освоения и транспортных коридоров.

Затрагивая процессы поддержания мира и стабильности в СВА, Премьер-министр Японии отметил значимость решения проблемных вопросов с помощью мирного урегулирования. При этом говоря о поддержании мира в регионе, он отметил двух ведущих игроков — Китай и Японию.

Responsive image

Премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ён начал свое выступление с иллюстрации значимости Дальнего Востока России для сотрудничества двух государств. Так, на ДФО объем двусторонней торговли составляет 37,5% от общероссийского, а из 150 южнокорейских предприятий, работающих в РФ, 39 находятся в дальневосточных регионах. Восточная Россия становится значимой для Южной Кореи в области туризма и образования, причем в качестве примера был приведен ДВФУ, в котором действует уникальная школа корееведения.

В качестве ближайших планов по развитию корейско-российских отношений Премьер-министр отметил программу «Девяти мостов», включающую следующие области сотрудничества: газовую отрасль; железные дороги; электроэнергетику; судостроение; создание рабочих мест; сельское хозяйство; рыболовство; портовую инфраструктуру и Северный морской путь. Причем, по его мнению, проекты в сфере судостроения, развития портов и Северного морского пути способны дать экономический эффект в краткосрочной перспективе.

Как перспективные области сотрудничества Ли Нак Ён выделил образование, медицину, экологию и инфраструктурные проекты, сделав акцент на развитии транспортной составляющей на Корейском полуострове. Также он подчеркнул, что для дальнейшего прогресса в отношениях Москвы и Сеула необходимо создавать совещательные каналы на федеральном, региональном, деловом и иных уровнях.

В качестве важной политической составляющей руководитель кабинета министров видит участие Китая и Японии в транспортных проектах КНДР, Республики Корея и России с возможным привлечением США.

Responsive image

Рассматривая пленарную сессию с формальной точки зрения, следует отметить, что в организационном плане мероприятие проведено на высоком уровне. С учетом того, что участниками сессии являлись главы пяти государств, модератор четко структурировал выступления участников, одновременно избегая формализма. После выступлений главы государств ответили на вопросы модератора, декларируя в целом свою приверженность к мирному урегулированию спорных вопросов и конфликтов. В свою очередь, наиболее сенсационным стало обращение Президента России к Премьер-министру Японии с предложением заключить мирный договор без предварительных условий.

Кратко анализируя выступления глав государств, уместно сделать следующие выводы.

Владимир Путин продемонстрировал взгляд на развитие Дальнего Востока России со стороны федерального центра как на долгосрочную и комплексную программу с заданными экономическими и политическими целями. Посыл был направлен участникам встречи — коллегам Президента РФ и инвесторам, действующим и планирующим работать в Тихоокеанской России.

В свою очередь, для российских граждан в его выступлении значимым будет то, насколько оно детализируется в конкретных поручениях органам государственной власти РФ и, соответственно, реализовано в ближайшей перспективе.

В контексте выступления Си Цзиньпин можно определить два тезиса. Первый — это принятие России не только как надежного экономического партнера и значимую политическую силу, но и как базис для развития Китая и его внешнеэкономических устремлений. То есть фактически хорошие отношения с Москвой являются залогом глобальных возможностей Пекина. Второй тезис — необходимость перестройки всей мировой архитектуры, которая на сегодняшний день фиксирует устаревший миропорядок, не отвечающий требованиям новых глобальных лидеров.

Халтмаагийн Баттулга определил такие важные аспекты для Монголии как выход к морю и трехстороннее сотрудничество Москва-Пекин-Улан-Батор. Значимость такого подхода для монгольской стороны очевидна, потому что, будучи континентальной державой, она нуждается в транспортных коридорах для доставки экспортной продукции конечным потребителям. В свою очередь, для политической стабилизации экономического развития Монголии необходимо выстраивать одновременно хорошие отношения и с КНР, и с РФ. При этом подтекст выступления Президента Монголии предполагает, что Улан-Батор намерен опираться только на двух союзников — Россию и Китай, выстраивая позитивные отношения с другими странами.

Синдзо Абэ фактически демонстративно указал на значимость Японии и Китая в деле поддержания мира в регионе. Говоря о международном сотрудничестве в СВА, он ограничил число реальных игроков с точки зрения Токио до двух акторов — Китая и Японии. В этом контексте его предложения о возможном заключении мирного договора с Россией на условиях передачи российских Южных Курил и только последующего экономического сотрудничества звучали достаточно провокационно и ультимативно.

Исходя из речи Премьер-министра, можно сделать следующие выводы. Во-первых, Токио сохранит агрессивную риторику независимо от шагов по установлению добрососедских отношений со стороны Москвы. Во-вторых, говоря о разделении ответственности за региональную безопасность с Китаем, Синдзо Абэ вспомнил американскую концепцию конца 70-х — начала 80-х годов прошлого века: «треугольник Вашингтон-Пекин-Токио», чем косвенно продемонстрировал несамостоятельность внешней политики Японии. В третьих, очевидно, что лица, формирующие внешнеполитическую повестку Токио, не в состоянии адекватно оценивать происходящие перемены, что в перспективе может вылиться в другие неадекватные шаги этого государства в регионе.

Естественно, предложение о заключении мирного договора в ближайшее время без дополнительных условий было естественной реакцией российского лидера на выступление японского премьера, которое, по сути, нивелировало популистское заявление главы японского кабинета министров.

Предложения Ли Нак Ёна носили подчеркнуто практический и деловой характер и были направлены на достижение стабильного роста в корейско-российской торговле и поиск возможностей для увеличения прибавочной стоимости продукции Республики Корея. Вместе с тем, следует отметить политический аспект выступления Премьер-министра, который предложил в региональное железнодорожное сообщество государств СВА включить США. Следует отметить, что Вашингтон скорее препятствуют интеграционным процессам в СВА — это продемонстрировал недавний северокорейский кризис в череде других деструктивных шагов США. И, в этом случае, речь идет скорее о «пожелании» Вашингтона, чем об инициативе корейской стороны.   

Responsive image

Естественно, главы государств использовали ВЭФ-2018 для трансляции своей политической повестки и расставления экономических приоритетов. Тем не менее, представляются значимыми общие цели и приоритеты, в отношении которых складывается консенсус у большинства участников встречи. Прежде всего, речь идет об общем понимании значимости развития существующих и создания новых транспортных коридоров в СВА и Евразии. Говоря об экономической составляющей, все участники встречи сходятся в едином мнении о необходимости как минимум трехстороннего подхода к проектам в различных отраслях. Практически все главы государств видят результат взаимодействия в повышении добавленной стоимости продукции, что в перспективе делает региональную продукцию глобальной и дает дополнительную страховку в случае экономических спадов. При этом на пленарной сессии экономика не отделялась в виде отдельной сферы и прямо увязывалась с политической стабильностью и миром. Как следствие, заботу о поддержании региона в стабильном состоянии государства-участники готовы брать на себя, не ища поддержки вне региона.

В геополитическом плане следствия реализации приведенных выше пожеланий превосходят экономическую составляющую. По сути, речь идет о создании условного регионального блока, в котором политика неотделима от экономических целей, а региональные задачи сопоставляются с глобальной повесткой. Соответственно, можно утверждать, что на ВЭФ-2018 делаются первые шаги по изменению мировой архитектуры.