Новости

23 августа 2018
О стратегическом прорыве Китая к 2050 году

Анна Бояркина — кандидат политических наук, доцент Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ

по материалам круглого стола «Будущее 2050: Индо-Тихоокеанский регион» Экспертно-аналитического центра ДВФУ

На XIX съезде Коммунистическая партия Китая (КПК) объявила о новом составе правительства, которое возглавляет Си Цзиньпин, ставший одним из самых влиятельных политиков Китайской Народной Республики (КНР) с момента проведения последнего съезда Центрального комитета КПК в 2012 году. После переизбрания на пост Генерального секретаря единственной правящей политической партии Китая, ее председателя и главы Центрального военного совета, Си Цзиньпин будет возглавлять 89 млн членов КПК и 1,3 миллиард граждан КНР в течение следующих пяти лет и, возможно, в дальнейшем, так как руководителю предстоит реализовать основную цель КНР — стать «социалистической современной мощной державой».

XIX съезд Коммунистической партии разработал конкретный двухэтапный стратегический план: на первом этапе с 2020 по 2035 годы планируют достичь основной социалистической модернизации, а на втором этапе с 2035 года до середины XXI века Китай станет процветающим, сильным, демократическим, цивилизованным, гармоничным и красивым социалистическим современным мощным государством. Достижение данной цели и реализация этапов заключается в том, чтобы четко определить график и «дорожную карту» «китайской мечты» — великого восстановления китайской нации — и спланировать стратегические шаги, которые можно реализовать на практике.

На съезде, который явился важным этапом в жизни китайского общества, Си Цзиньпин подвел итоги пятилетнему управлению страной и заявил, что Китай вошел в «новую эру» под его руководством. С таким уровнем уверенности и оптимизма Китай в ближайшие десятилетия лет не будет стесняться предлагать «китайскую мудрость и китайский подход к решению проблем, стоящих перед человечеством». Китай, скорее всего, добьется этого путем дальнейшего продвижения своего флагманского международного проекта развития ― инициативы «Пояса и Пути», которая интегрирует страны «сообщества единой судьбы». Конечная цель проекта ― превратить Евразию в экономический и стратегический регион, который будет соперничать, и, наконец, сможет превзойти евроатлантический регион.

Согласно упомянутой идее, одним из основных сдвигов в политике станет внешняя ориентированность Поднебесной. Страна будет играть более активную роль в решении основных глобальных проблем, выходящих за рамки непосредственного отношения к национальным и региональным интересам Китая.

Наступил конец эпохи Дэн Сяопина на мировой арене, последнее время Пекин использует подход, характеризующийся в международной политике, как «цянши дань бу цян’ин», что переводится как «сильный, но не жесткий». На протяжении десятилетий Китай тихо и спокойно добивался успеха на арене глобальной политики. В конце 1980-х годов Дэн Сяопин поручил китайским дипломатам вести себя сдержанно, и эта стратегия часто переводится на английский язык, как «скрыть наши возможности и держаться в стороне». Тогда китайское руководство считало, что их приоритетом является развитие внутренней экономики Китая, они не желали вмешиваться в международные дела, не имевшие прямого отношения к Китаю.

Изучение внешнеполитических действий Си Цзиньпина после XIX съезда раскрывают истинные национальные амбиции Пекина. Председатель КНР выдвинул «Четыре великих цели» ― опыт великой борьбы в новой эре; великое дело строительства КПК; и продвижение великого дела социализма с китайской спецификой с целью реализации великой мечты Китая о национальном возрождении. Согласно стратегическим планам, «к 2049 году всеобъемлющая национальная мощь и международное влияние Китая будут на переднем фланге». Иными словами, руководитель страны намерен восстановить статус Поднебесной как ведущей мировой державы, тем самым к 2049 году реализовать стратегию «современного и мощного Китая».

Вопрос «каким образом?» включает в себя нескольких стратегических целей. Во-первых, продвигать за рубежом «Мысль Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новой эре». До сих пор Пекин не активно экспортировал свою идеологию. Однако, лидер Китая рассматривает западную либеральную демократию как, в лучшем случае, препятствующую росту Китая и, в худшем случае, угрозу реализации «китайской мечты». Он считает, что китайский социализм философски превосходит западную альтернативу, о чем свидетельствует национальное развитие Китая и экономический рост; модель Китая дает возможность догнать развитые страны и предотвратить возвращение в эпоху унизительного колониализма.

Вторая главная цель состоит в вытеснении существующего мирового порядка, ориентированного на западные ценности. Развивающимся странам правительство КНР намерено предложить стратегическое экономическое и политическое «доброжелательное» управление под эгидой китайского руководства, включая взаимную дружбу, но не создание альянсов — экономическое развитие с политической независимостью. Необходимо обратить внимание на то, что Китай являет собой растущую экономическую и политическую силу — привлекательную для развивающихся государств, особенно с авторитарным режимом правления.

Третья цель — это дальнейшее реформирование Народно-освободительной армии Китая (НОАК), направленное на обеспечение и защиту национального суверенитета. НОАК будет модернизирована к 2035 году, и к 2049 году Китай станет военной державой мирового класса, что означает достижение регионального превосходства армии Китая к 2035 году и и глобального паритета с армией США к 2049 году.

Четвертая цель состоит в проведении более настойчивой внешней политики с целью продвижения и реализации идеи «китайской мечты». Национальная безопасность сейчас столь же важна, как и экономическое развитие. Новый стратегический подход предполагает сбалансированную интеграцию двух интересов — долгосрочного экономического развития с проведением сопутствующих экономических реформ, направленных на реструктуризацию и перестройку глобального политического порядка, а также безопасность, защиту и укрепление внутренних институтов социалистической системы Китая до тех пор, пока КНР не станет центром этого нового глобального порядка.

Таким образом, эти четыре цели представляют собой организующие принципы оценки стратегических действий, которые в ближайшее будущее способствуют безусловному стратегическому прорыву Пекина.

Переход Китая от игрока «тихого и спокойного» к «решительному» на мировой арене будет отражен в его изменяющемся подходе к международному развитию, коммуникации и «мягкой силе». В своем выступлении на партийном съезде председатель КНР призвал «укрепить уверенность» в развитии китайской культуры. Руководитель Китая также отметил, что Китай «усилит свою культурную мягкую силу», представив «настоящий, многомерный и панорамный взгляд на Китай». Китай не будет стесняться эффективно популяризировать свою историю и традиции.

Си Цзиньпин отмечает, что Китай будет продвигать «создание сообщества с единым будущим для человечества», также известное как «сообщество единой судьбы». Эта новая стратегия внешней политики Китая направлена на «выгодное всем открытое, инновационное и всестороннее развитие». На самом деле, это не означает, что Коммунистическая партия Китая будет идти на компромисс в отношении того, что она считает ключевыми национальными интересами. Например, Си Цзиньпин твердо настаивает, что в решении тайваньского вопроса КПК имеет «решимость, уверенность и способность побеждать сепаратистские попытки «независимости Тайваня» в любой форме». Действительно, как отмечают многие китайские эксперты, значительное количество людей в Китае считают, что Коммунистическая партия потеряет свою легитимность, если она потеряет Тайвань.

Если планы, намеченные руководителем КНР, должны быть добросовестно реализованы, мировое сообщество увидит фундаментальные изменения в дипломатической стратегии и внешней политике в ближайшие несколько лет. Под руководством председателя ЦК КПК Китай перейдет от модели страны, достигшей «тихого и спокойного успеха», к модели заинтересованного в поддержании контактов с другими странами, народами, действующего на опережение и уверенного игрока, который сообщит миру то, каким он его видит, и что он считает более подходящим в определении справедливого международного порядка.

Китай работает над расширением сближения интересов со все большим количеством стран, такими как Пакистан, Лаос, Камбоджа, и формирует сообщества единой судьбы на двусторонней основе. КНР также обратилась к странам Юго-Восточной Азии, Африки, Европы, Латинской Америки и Ближнего Востока с просьбой развивать подобные сообщества, продвигая взаимовыгодное сотрудничество.

Таким образом, те амбициозные цели и задачи, которые поставлены съездом в 2017 году для достижения стратегического прорыва в реализации «китайской мечты» и строительства социалистического современного государства, к 2050 году будут выполнены. Сегодня уже сформировался новый тип международных отношений с выигрышным для Поднебесной сотрудничеством. На международной арене переход Китая от роли игрока, завоевавшего «тихий успех», к игроку «решительному» будет отражен в его изменяющемся подходе к международному развитию коммуникации и «мягкой силе». В своем выступлении на партийном съезде председатель КНР обозначил главные стратегические цели Пекина, которые включают в себя расширение глобального влияния через амбициозную инициативу «Пояса и Пути», создание сообщества с единым будущим для человечества, экспансивное наращивание и модернизацию Народно-освободительной армии, уверенную и наступательную внешнюю политику.

В завершении следует отметить, что активизация внешней политики Китая не является угрозой для России, несмотря на гуляющие в онлайне и оффлайне высказывания. Как проект «Один пояс — один путь», так и укрепление военного присутствия на южных рубежах КНР и, прежде всего, в Южно-Китайском море, являются реализацией описанной стратегии Пекина и не несут угрозу Российской Федерации. Более того, для реализации китайских проектов, направленных на Европу, сглаживания экономических споров с Соединенными Штатами, решения тайваньского вопроса, снижения напряженности возле южных территориальных вод Поднебесной, участие в освоение Африканского континента и многого другого, стране необходимы не просто мирные, но и дружеские отношения с Москвой.

В свою очередь, дальнейшее развитие Тихоокеанской России напрямую зависит от китайского участия в масштабных проектах в области добычи и переработки полезных ископаемых, строительства и производства. Участие китайского бизнеса в развитии Дальнего Востока позволит российской власти сконцентрироваться на развитии инженерной и социальной инфраструктуры, а компании и финансово-промышленные группы из других государств региона получат четкий сигнал о перспективах участия в дальневосточных проектах.