Новости

28 марта 2018
О действиях Британского правительства в отношении России

Ведущий специалист Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Виталий Савенков.

Современное состояние отношений Евро-Атлантического блока и Российской Федерации давно оставляет желать лучшего. Тем не менее, в марте 2018 года возник совершенно неожиданный, но, судя по всему, достаточно глубокий кризис между Великобританией и Россией. 4 марта в английском местечке Солсбери около торгового центра были найдены без сознания два человека — бывший полковник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия. Сергей был шпионом Великобритании, получил весомое наказание по соответствующей статье в России, но чуть меньше десяти лет назад его обменяли на российских разведчиков.

Сразу же после инцидента правительство Британии заявило, что именно Россия стоит за этой атакой, но доказательствами, разумеется, служили и до сих пор служат только сами обвинения.

О загадках и субъективной стороне инцидента в Солсбери

В Российской Федерации громко звучат отрицания того, что Россия не причастна к подобного рода событиям, тогда как западные партнеры предпочитают верить британским чиновникам разного ранга и уровня профессионализма «на слово». Существует огромное множество аргументов, указывающих на отсутствие мотива у российских властей. Начать можно с фигуры самого Сергея Скрипаля. Действительно, в свое время он нанес существенный ущерб РФ, за что получил весьма серьезное уголовное наказание, а в 2011 году его передали США. Очевидно, что Москва ни в коем случае не отдала бы хоть как-то ценного или представляющего какую-либо угрозу Скрипаля властям США. Зачем России тратить уйму сил и средств на устранение абсолютно бесполезного бывшего шпиона, мирно живущего в Великобритании последние семь лет — загадка.

Далее можно рассмотреть обстановку. Во-первых, у России на самом носу были выборы Президента, а через несколько месяцев пройдет первый в истории Чемпионат мира по футболу, гордость за который испытывает как страна, так и ее лидер Владимир Путин. Зачем портить выборы, к которым и так будут вопросы из-за Крыма и «нарушений», а также невообразимо дорогой футбольный праздник, добытый кропотливым трудом? Во-вторых, в последнее время на Западе Россию во всех смертных грехах не обвиняет разве только ленивый: вмешательство в выборы, кибератаки, пропаганда, химическое оружие и война в Сирии, Крым и Донбасс, северокорейский вопрос и так далее. Кому в здравом уме придет в голову использовать химическое оружие на гражданских в Европе, да еще и в Великобритании — ядерной державе, главном союзнике США, одном из столпов НАТО и государстве в принципе не очень дружелюбном по отношению к России — тоже загадка. С другой стороны именно обстановка дает наиболее весомый повод задуматься о крайней выгодности некой провокации в отношении России для определенных антироссийских сил на Западе.

К этому еще нужно добавить обстоятельства, а также способ потенциального использования химического оружия. Достаточно сказать, что дочь Скрипаля приехала навестить отца именно из России. Более того, вещество, предположительно химическое оружие «Новичок», имеет русское название, а также было разработано и производилось в СССР/России, хотя не только там. Только люди, желающие видеть Россию в качестве первого подозреваемого, будут работать подобным образом. А с учетом весьма дилетантского исполнения всей операции, трудно поверить, что эти люди имеют хоть какое-то отношение к спецслужбам РФ, входящим в пятерку спецслужб мира. Немаловажным также является факт того, что российские спецслужбы никогда до этого не атаковали шпионов, выданных по обмену, тогда как атака на членов семьи шпионов выходит за рамки поведения любой приличной спецслужбы в принципе.

В отличие от Британского руководства, и представители Скотланд-Ярда, и представители Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), которые, кстати, были информированы только спустя десять дней после происшествия, понимают, что расследование данного инцидента займет недели, если не месяцы. Каким образом и какими методами специалисты в правительстве Великобритании за считанные дни пришли к абсолютно однозначному ответу о виновности России остается загадкой.

В итоге, в случае если предположить, что за этим инцидентом стоит действительно Россия, а применен был действительно нервно-паралитический газ семейства «Новичок», то Россия, добиваясь проблем со здоровьем у шпиона и его дочери, получала бы серьезное осуждение всего мирового сообщества, сопряженное со всем спектром невоенных мер — политических и экономических. Потенциальная дискредитация такого уровня ради одного предателя и его дочери — государственное самоубийство, особенно в текущих реалиях для России. С другой стороны, если все же попытаться найти вменяемые аргументы в пользу этой теории, на ум могут прийти только два сценария: либо конструирование образа врага для сплочения нации перед выборами ее лидера, либо этот образ врага может быть применен для обоснования дальнейшей милитаризации страны. Проблема лишь в том, что в уверенной победе Владимира Путина не сомневались ни в России, ни за ее пределами, поэтому «накручивание» голосов подобным образом выглядит, как минимум, странно. И тот же Владимир Путин уже анонсировал снижение военных расходов в пользу социального блока, но он мог и продолжать их увеличение и без сомнительных операций за пределами государства.

О реакциях и последствиях

Реакция Британского правительства и его союзников на инцидент в Солсбери последовала практически молниеносно. Публичные обвинения бежали вперед публичных доказательств, за исключением «очень вероятной уверенности». Завершения независимого расследования, а также вердикта ОЗХО, очевидно, ждать никто не собирался. Вместо этого Лондон сразу же обозначил нарушение международного права Москвой, а именно Устава ООН в части неприменения силы в международных отношениях, а также Конвенции о запрещении химического оружия в части обязательного ответа на запрос Лондона о предоставлении объяснений. При этом никаких оснований для выводов о том, что именно Кремль стоит за этим инцидентом, предоставлено не было, соответственно о применении силы Россией говорить не приходится. А объяснения Великобританией были не просто запрошены, а потребованы в форме ультиматума со сроком ответа всего в пару дней, тогда как Конвенция обозначает до десяти дней в качестве такого срока. Поэтому не приходится удивляться, что Россия сразу же отвергла выполнение такого ультиматума, заранее направленного на отсутствие конструктива.

Далее с туманного Альбиона последовали ожидаемые меры в виде высылки 23 дипломатов, заморозки контактов на высшем уровне и бойкота Чемпионата мира со стороны членов кабинета и королевской семьи. Разумеется, традиционный зеркальный ответ со стороны Российской Федерации не заставил себя ждать — такое же число дипломатов было выслано, Генеральное консульство в Санкт-Петербурге закрыто вместе с Британским советом. Могла ли Россия предвидеть подобные меры в случае, если бы она действительно инициировала всю ситуацию — конечно, да. Выгодны ли России в текущей ситуации подобные нападки — конечно, нет.

Новым витком в этом противостоянии стали заранее анонсированные и должным образом «подогретые» высылки предполагаемых российских «шпионов» в дипломатических учреждениях западной коалиции (при поддержке Украины). Флагманом солидарности с Великобританией выступила Америка, выславшая не только 48 дипломатов Посольства России в Вашингтоне, но и 12 дипломатов Постпредства РФ при ООН, а также закрывшая Генеральное консульство РФ в Сиэтле. Остальные 17 государств ограничились высылкой одного-четырех дипломатов, при этом Украина, видимо с учетом «наболевших» претензий, выслала 13 человек.

Принцип взаимности, применяемый в богатой историей российской дипломатии, известен всему миру. Соответственно, для государств, совершивших весьма недружественный акт по отношению к РФ ответные меры неожиданностью являться не будут. С другой стороны, представители США уже успели заявить, что подготовят меры и на ответ России в случае наличия такового. Есть все основания полагать, что данная эскалация, как минимум, американские власти не смущает, если наоборот не радует. Более того, заявления Посла США Джона Хантсмана о том, что Штаты готовы развивать отношения с Россией, но Россия должна стать «более ответственным партнером», не совсем совпадают с действиями и риторикой Вашингтона.

В итоге, менее чем за месяц с момента произошедшего, мы имеем глубокий международный кризис, напрямую затрагивающий двух постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также имеющий целый ряд сочувствующих государств и организаций. К сожалению, до сих пор доказательства причастности российских властей к инциденту в Солсбери, основанные на фактах, предоставлены не были. Более того, официальной информации ни о состоянии Сергея Скрипаля, ни о состоянии его дочери Британские власти также не предоставили. Говорить о предоставлении образцов вещества, послужившего причиной отравления, и вовсе не приходится. Далее за этим следует хорошо скоординированная схема, включающая в себя как разноплановую риторику из максимально доступного количества источников, так и «санкции» в виде высылки дипломатов, заморозки контактов и так далее.

По мнению Запада, данный инцидент — ни что иное, как продолжение агрессивной политики России по подрыву общепринятых мировых устоев, продолжающий такую череду событий как отравление Литвиненко, конфликт с Грузией, хакерские атаки, Украина, Сирия. Российская сторона же настаивает на том, что любые обвинения должны быть сначала подкреплены доказательствами, например, результатами независимого расследования или заключением ОЗХО, а уже потом должны быть предъявлены.

К сожалению, текущая траектория развития событий напоминает долгосрочный сценарий ситуации с Ираком и мнимыми обвинениями о наличии оружия массового уничтожения в этой стране. Остается только внимательно следить за дальнейшим развитием событий на международной арене и надеяться, что расследование ОЗХО и фактор времени сыграет успокаивающую роль в отношении агрессивно-настроенных западных функционеров. В противном случае мы рискуем не только не увидеть некоторые сборные на Чемпионате мира по футболу, но и еще более острую конфронтацию между Россией и Западом в СМИ, политике и экономике.