Новости

8 февраля 2018
О решении Совета Безопасности ООН по репатриации граждан КНДР

Артем Лукин — кандидат политических наук, доцент кафедры международных отношений Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ

О резолюции Организации Объединенных Наций (ООН)

Резолюция №2397, принятая Советом Безопасности ООН 22 декабря 2017 года и обязательная для исполнения всеми странами, предусматривает, что все северокорейские рабочие и сопровождающий их персонал должны быть репатриированы на родину в течение 24 месяцев. Это означает, что приблизительно через два года, если данная санкционная мера не будет отменена или изменена, на территории России не должно остаться работников из Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР).

Механизм исполнения резолюции достаточно прост: по истечению сроков действующих контрактов северокорейские рабочие должны будут возвращаться на родину, при этом завозить из КНДР новых работников нельзя. Разумеется, все расходы по возвращению несут сами рабочие, а также северокорейские компании-подрядчики, которые занимаются их рекрутингом в КНДР. Российский бюджет никаких расходов не несет.

Граждане КНДР в России

По данным на 2017 год — до принятия в отношении северокорейской рабочей силы санкционных резолюций Совбеза ООН №2375 (сентябрь 2017) и №2397 (декабрь 2017) — в России находилось около 32 000 работников из КНДР. Более 40% из них — на территории Дальнего Востока. Крупнейшим импортером рабочих из КНДР выступает Приморский край, где в последние годы находилось 6 000 — 7 000 северокорейских гастарбайтеров.

Подавляющее большинство северных корейцев (по некоторым оценкам, около 70%) в России задействованы в сфере строительства и строительного ремонта (малярные, штукатурные работы, укладка плитки и т.п.). Особенно от них зависит стройиндустрия Приморья, где до последнего времени до 30% работников составляли именно северяне. Северные корейцы привлекались к строительству многих знаковых объектов, таких как кампус ДВФУ на о. Русском или суперверфь «Звезда» в Большом Камне. Северокорейские рабочие востребованы, так как они имеют репутацию неприхотливой и дисциплинированной рабочей силы, обладают достаточной квалификацией и готовы работать сверхурочно, что важно для таких отраслей, как строительство. Следует подчеркнуть, что оплата их труда, как правило, осуществляется по таким же расценкам, как и для рабочих других национальностей, какой-то дискриминации здесь нет.

Как отразится запрет привлекать северокорейских рабочих на экономике Приморья

Запрет на привлечение северных корейцев не сулит ничего хорошего для экономики Приморья и всего Дальнего Востока. Регион всегда испытывал дефицит рабочей силы, и в этом смысле северные корейцы были очень хорошим подспорьем.

Как отмечалось выше, особенно пострадает строительная отрасль. Из-за санкций в отношении северных корейцев многие бизнесмены, работающие в этой сфере, уже начинают жаловаться на нехватку рабочих. Жителей Владивостока и других дальневосточных городов, многие из которых привыкли обращаться к услугам северян для проведения ремонтов своих домов и квартир, скорее всего, ждет повышение расценок на подобные работы в связи с грядущим дефицитом работников.

Компенсировать утрату северных корейцев в строительной сфере будет непросто. Наиболее очевидный вариант — это граждане Центральной Азии. Но они, как правило, обладают более низкой квалификацией. Кроме того, выходцы из Центральной Азии все сильнее ассоциируются с угрозой исламистского экстремизма, и этот риск не может не учитываться.

Впрочем, в декабрьской резолюции Совбеза №2397 есть интересный пункт, который теоретически дает возможность оставить северных корейцев в  России. В нем сказано, что работники из КНДР не подлежат репатриации, если у них будет гражданство государства, на территории которого они находятся. Гипотетически можно представить ситуацию, когда северокорейские гастарбайтеры в массовом порядке начнут принимать гражданство РФ, что даст им полное право жить и работать в нашей стране. Сейчас это выглядит не очень правдоподобным сценарием, но исключать его вовсе нельзя. К слову, такой поворот событий будет вполне в русле исторической традиции: в конце XIX — начале XX века российское подданство приняли множество корейцев, которые переселялись на Дальний Восток в поисках лучшей доли, а после Второй Мировой Войны гражданами СССР стали корейцы на южном Сахалине, которые были завезены туда японцами.

История использования северокорейской рабочей силы в Приморье

По данным известного корееведа Андрея Ланькова, история трудовой миграции из КНДР в нашу страну началась после того, как в 1966 году на закрытой встрече Ким Ир Сена и Леонида Брежнева во Владивостоке было принято решение регулярно отправлять в СССР северокорейских рабочих. В 1970-1990-х годах количество северокорейских рабочих, находящихся в каждый конкретный период на территории СССР, колебалось между 15 000 и 20 000 человек. В основном, они были заняты на лесозаготовках в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Сегодня северных корейцев в лесной отрасли почти не осталось. Единственным исключением является Амурская область, где продолжают трудиться около 1 000 лесорубов из КНДР. Это связано, во-первых, с внедрением специальной лесозаготовительной техники (харвестеров), которая позволяет минимизировать применение ручного труда. Во-вторых, лесная отрасль Дальнего Востока переживает не лучшие времена, после того как были введены высокие пошлины на экспорт из России необработанной древесины.

В целом, опыт использования СССР и Россией северокорейской рабочей силы можно признать удачным и выгодным для обеих сторон. Как уже было сказано, Дальний Восток всегда нуждался в рабочих руках, и эта проблема наверняка сохранится на обозримую перспективу, особенно с учетом масштабных планов по развитию региона. При этом каких-то серьезных инцидентов с участием северокорейских рабочих припомнить трудно. Местное население относится к ним вполне благожелательно, чего нельзя сказать об отношении россиян к некоторым другим группам зарубежных мигрантов.

Что касается северных корейцев, поездки в Россию дают им возможность заработать деньги, намного превышающие средний уровень зарплат в самой Северной Корее. Даже с учетом того, что немалую часть дохода они отдают  своему государству в виде своеобразного налога, все равно у них остается на руках достаточно денег, чтобы работа в России считалась очень привлекательной. При этом они зарабатывают в России гораздо больше, чем в Китае, который является еще одним крупным импортером рабсилы из КНДР. Есть даже данные о том, что многие гастарбайтеры платят взятки у себя на родине, чтобы поехать в Россию.

На Западе часто звучат утверждения о том, что заработанные северокорейскими гастарбайтерами деньги, якобы, расходуются для финансирования ракетно-ядерной программы Пхеньяна. Но хорошо известно, что деньги, которые северокорейские рабочие привозят из России на родину, они тратят, как правило, на покупку домов и квартир, обучение детей, открытие семейного бизнеса и т.п.

Депортация северокорейских рабочих не приведет к остановке ракетно-ядерной программы КНДР, но зато резко снизит жизненный уровень многих рядовых северокорейских семей. Не стоит забывать и о том, что жизнь и работа в течение нескольких лет в России не может не оказывать позитивное влияние на мировосприятие северных корейцев, знакомит их с внешним миром, делает их более открытыми. Изгнание северных корейцев только усилит у них синдром осажденной крепости.