Новости

9 сентября 2020
No Russian, please или как эффективно изучать иностранные языки в VR

Руководитель направления «Образование» Центра НТИ VR/AR ДВФУ Юлия Хукаленко

Язык инструкций в VR-приложениях

Идея использования виртуальной реальности для изучения языков не нова. Действительно, возможность «переместить» ученика в виртуальный Лондон и предложить ему там говорить с 3D-носителями языка интересна и перспективна. Виртуальная реальность, казалось бы, может дать преимущества, которых лишен преподаватель в классе: погружение в соответствующую обстановку, создание эффекта присутствия, новые приемы геймификации. Например, у ученика появляется возможность заказать кофе в виртуальном ресторане вместо разыгрывания оторванных от реальности ролевых игр в классе.

Тем не менее нередко препятствием становятся «сырые» технологии. VR пришел в образование не сразу, и на сейчас сохраняется ситуация, когда не технологии развиваются в соответствии с потребностью педагогов, а педагоги подстраиваются под возможности технологий.

К примеру, онлайн-курс от Virtual Speech не предполагает распознавания речи. Персонажи симуляции (боты) лишь проговаривают заготовленную аудиозапись, разделенную паузами, во время которых может говорить учащийся. При этом содержание речи пользователя программой игнорируется. После завершения такого «диалога» система предлагает мини-тест по услышанному материалу. По большому счету, это аудиотренажер для совершенствования навыка восприятия на слух, но не практики устной речи.

Приложение MondlyVR более продвинуто с точки зрения технологии, поскольку в программе используется сервис распознавания речи. Но и такая практика далека от реальных коммуникативных ситуаций. Когда бот начинает диалог с учащимся, последний может только прочитать три варианта ответа и выбрать один из них. Другие фразы система не распознает, если, конечно, разработчики не задали их в качестве верных. Но даже на начальных уровнях «правильных» вариантов можно сохранить в программе сотни, а с повышением уровня языка такая задача становится фактически невыполнимой.

В этих приложениях разработчикам удалось использовать доступные им возможности технологии и избежать использования родного языка учащегося за счет сильного упрощения методической части приложений. По мере углубления педагогического дизайна и усложнения образовательных целей возникает потребность в объяснении задания ученику. На каком языке в таком случае должна осуществляться эта инструкция? Наиболее актуален этот вопрос для приложений, нацеленных на начальные уровни изучения языка, особенно при использовании коммуникативного метода, который больше всего соответствует идее погружения ученика в коммуникативную ситуацию.

Почему все объяснять на английском — так себе идея

Коммуникативная методика преподавания языка, наиболее эффективная и распространенная, исключает использование родного языка уже на ранних этапах. Эта методика принята большинством современных языковых школ, которые всячески стараются имитировать англоговорящую коммуникативную среду (отсюда и повсеместные таблички «No Russian» на стенах аудиторий в российских языковых центрах). Еще проще такого эффекта погружения можно добиться в международных языковых школах в англоговорящих странах, где в одной группе могут находиться студенты из Франции, Китая, Турции и Боливии. Они просто вынуждены общаться между собой на языке-посреднике, которым и выступает английский.

Самые большие сложности для учителя, предпочитающего коммуникативный подход, вызывает объяснение заданий. Инструктаж, как известно, представляет собой структурированную активность, помогающую учащимся достигать успеха в решении задач. Сюда входит контекст задачи, который напрямую связан с целью занятия и личной учебной целью учащегося, а это крайне важный аспект при практике устной речи. По окончании инструктажа учителю необходимо:

● убедиться, что все учащиеся поняли задание,

● убедиться, что учащиеся помнят о времени, выделенном на выполнение задания,

● еще раз напомнить о контексте или ответить на возникшие вопросы.

Компетентный учитель может использовать ряд приемов, чтобы соблюсти все названные пункты, не обращаясь к родному языку учащегося. Например, если учитель видит, что его инструкция непонятна, он может использовать различные невербальные средства, написать фразу на доске, показать изображение или даже попросить ученика перевести фразу с помощью словаря. К слову, очень остро проблема инструктирования стоит перед авторами коммуникативных учебников: нередко для учащегося перевести и понять инструкцию к упражнению является гораздо более трудным заданием, чем само упражнение.

Первый российский VR-тренажер

В Центре НТИ ДВФУ на основе запатентованной платформы партнеров компании VR Supersonic создается обучающий курс по английскому языку для уровней А1 и А2 с ориентацией на школьную программу. Формат обучения – интерактивные ролевые симуляции в виртуальной реальности: тренажер имитирует ряд коммуникативных ситуаций, в которых пользователю необходимо применить знания иностранного языка, чтобы успешно завершить задание. Другими словами, ученику предстоит пройти своеобразный квест: зарегистрироваться в отеле, познакомиться с одноклассником или совершить покупки в магазине. В виртуальной среде к пользователю присоединяются неигровые персонажи (боты) и ментор. Ментор (специальная программа, интеллектуальный помощник) обеспечивает вводный инструктаж, а также обратную связь в случае ошибки и там, где необходимы пояснения.

Приложение может быть использовано как в качестве самостоятельной обучающей программы (с некоторыми оговорками), так и на стандартных школьных занятиях. Урок с использованием такого VR-приложения может выглядеть следующим образом:

● разминка,

● разговорная практика с учителем, в парах, в мини-группах или в виртуальной реальности,

● различные виды упражнений на закрепление темы,

● объяснение новой темы,

● проверка домашнего задания,

● завершение урока.

При таком подходе VR-контент будет эффективно встраиваться в урок с учителем, однако если приложение используется учеником самостоятельно, без понятных инструкций (а в подавляющем большинстве случаев это инструкции на родном языке учащегося) обойтись крайне сложно. Более того, если даже учитель присутствует в классе, ученик, погружаясь в виртуальную реальность, остается один на один в 3D-среде с виртуальным ботом. С одной стороны, это должно дать учащемуся свободу действий и спровоцировать познавательную активность, с другой стороны, есть определенные методические риски, связанные с непониманием задания, что ведет к фрустрации, падению мотивации и, как следствие, прекращению работы с приложением.

В приложении инструктаж осуществляется на родном языке учащегося. Таким образом у учеников возникает гораздо меньше проблем при прохождении задания. Особенно это справедливо на начальных уровнях изучения языка. Поэтому гораздо важнее обеспечить полное понимание учащимся инструкций, даже если для этого придется использовать родной язык, чем погрузить его в среду, которая не сможет вовремя отследить и решить возникающие проблемы.

Современные VR-технологии могут разнообразить и улучшить образовательный процесс. Крайне важно помочь учащимся понять, каким образом языковые конструкции используются в процессе смыслообразования, в каких случаях они должны быть использованы. Разработчикам будущих, более совершенных приложений неизбежно придется ответить на следующие вопросы: Может ли логика приложения полностью заменить инструкцию по выполнению задания? Если нет, то в какой именно части приложения должен быть использован родной язык учащегося? Каким образом можно проверить, что ученик понял задание? Не ведет ли непонимание задания к потере мотивации, стрессу и прекращению работы с программой? На текущем же этапе методист должен максимально использовать возможности технологии, учитывая ее ограничения, а также модифицировать используемые методики при переносе ее в сферу виртуальной реальности.

Источник: vc.ru