Новости

15 февраля 2017
Эксперт ДВФУ: Наталья Милянчук о секретах великого и могучего русского языка

Подготовила Анастасия Печенкина, 
пресс-служба ДВФУ

Наталья Милянчук — кандидат филологических наук, руководитель образовательной программы «Филология (русский язык и литература)» Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ.

В преддверии Международного дня родного языка, который отмечается 21 февраля, Наталья Милянчук рассказала о нормах произношения, принципах русской орфографии, верном употреблении фразеологизмов, секретах пунктуации и правильной деловой беседы.


— Наталья Сергеевна, где в повседневной жизни вы встречаетесь с ошибками?

— Источников на самом деле много: это и объявления в городских газетах, и ценники в магазинах, и региональные печатные издания. Довольно часто ошибки встречаются на рекламных щитах, вывесках и плакатах. Очень часто отсутствуют дефисы при написании слов, образованных за счет сложения двух элементов: интернет-кафе, салон-парикмахерская. Можно стать и свидетелем неудачной стилизации, когда к названиям заведений или предприятий в конце слова добавляют букву «ер», которая выглядит как современный твердый знак. На самом деле это правомерно только после твердых согласных, например, в названии «ТрактирЪ». А после мягких согласных исторически этого не могло быть. К примеру, в названии владивостокской компании «РусичЪ» тоже пишут «ер» в конце, но в данном случае это не просто нелогично, а нелепо. Стилизация под старину все-таки должна правдиво отражать историю нашего языка. Учитывать эти тонкости очень важно, поскольку ошибки в рекламных текстах вызывают скептическое отношение не только к уровню грамотности их создателей, но и к самой компании, рекламируемым товарам и услугам.

— Что такое регионализмы и присутствуют ли они в речи приморцев?

— Мы все говорим на одном национальном языке; но, тем не менее, каждый говорящий в процессе речи проводит определенный отбор, то есть использует только часть ресурсов языка. Это зависит и от уровня образования, и от воспитания, и от места проживания, и от других факторов. Например, кто-то в большей степени пользуется литературным языком, а малообразованные люди, как правило, являются носителями просторечия.

В лингвистике давно существует понятие территориального диалекта, говора — это разновидность национального языка, которая используется жителями определённой местности. Но говоры в основном бытуют в сельской местности, между тем отличия, связанные с местом проживания, отчётливо фиксируются и в речи горожан. В последние десятилетия такие особенности квалифицируются специалистами как региональные, в результате в социолингвистике сложилось понятие региолекта. Региолект представляет собой совокупность языковых особенностей, характерных для жителей данного региона, причём независимо от уровня образования или социального статуса.

Широко известные примеры таких отличий: в Санкт-Петербурге «подъезд» называют словом «парадное», а «бордюр» — «поребрик». Москвичи применительно к телефону обычно используют прилагательное «мобильный», а мы — «сотовый», и то, что у них может называться «мобилой», у нас скорее будет «сотиком». Пластиковую папку, которую во Владивостоке именуют «файликом», в Новосибирске называют «мультифора».

Регионализмы — слова, характерные именно для этого региона и не используемые активно в других регионах — фиксируются в любом регионе. Представлены они и в речи жителей Приморского края: это хорошо нам знакомое слово «сопка»; «китайка» в значении «недорогое кафе с китайской кухней», по-другому «чифанька», и сам глагол «чифанить», то есть «есть». Василий Авченко в качестве такого примера приводит слово «очкуры / очкура», употребляющееся во Владивостоке в значении «отдалённые от центра районы города, задворки». Региональные отличия могут проявляться не только в лексике и фразеологии, но и в произношении.

— Если говорить о том, что филологи выделяют специфические «петербургский», «московский» тексты и другие «провинциальные» концепции текста, существует ли «дальневосточный» текст и в чем его особенности?

— Да, абсолютно точно «дальневосточный» текст существует, и это не просто литература о Дальнем Востоке, а текст, имеющий специфическую структуру, которая отражает идею освоения обширных пространств, преодоления трудностей, выживания в борьбе со стихией и враждебными силами. Главную идею финала дальневосточного текста можно выразить так: дошли! И при этом выстояли, выжили.

— У жителей Приморья иногда возникают трудности с произношением географических названий согласно нормам русского языка. Не могли бы вы на примерах помочь разобраться с самыми частыми случаями затруднений?

— Да, конечно! В акции «Задай вопрос Грамотею», инициаторами которой являются преподаватели кафедры русского языка и литературы Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ, часто задают вопрос на эту тему. Например, как правильно: на острове Русский или на острове Русском? Согласно грамматическим нормам русского литературного языка, в сочетаниях географических названий (Русский) и номенклатурных терминов (остров) нужно склонять обе части, особенно если географическое название — прилагательное: «на острове Русском». То же самое касается употреблений «в городе Владивостоке», «в городе Москве» и т.д.

Как правильно писать: Снеговая Падь или Снеговая падь? Вторая Речка или Вторая речка?

Ответ на этот вопрос неоднозначен.

Д.Э. Розенталь пишет:

«В составных географических названиях с прописной буквы пишутся все слова, кроме служебных и слов, обозначающих родовые понятия (гора, залив, море, озеро, океан, остров, пролив, река и т. д.), например: Северная Америка (обе Америки, открывать Америку), Новый Свет, Старый Свет, Южная Африка, Азиатский материк, Северный Ледовитый океан, Кавказское побережье, Южный полюс, тропик Рака, Красное море, остров Новая Земля, Зондские острова, мыс Доброй Надежды, Берингов пролив, Главный Кавказский хребет, Нижняя Тунгуска, Верхние Альпы, Онежское озеро, гора Магнитная, Москва-река, вулкан Везувий, полуостров Таймыр».

Но в то же время добавляет:

«Существительные в составных географических названиях пишутся с прописной буквы, если они утратили свое лексическое значение и называют объект условно, например: Белая Церковь (город), Красная Поляна (город), Красная Горка (город), Чешский Лес (горный хребет), Золотой Рог (бухта), Болванский Нос (мыс)».

По этой логике, если речь идёт о реке и о пади, нужно писать Вторая речка и Снеговая падь. А если речь идёт о районах города (а в нашем случае именно так), то Вторая Речка, Снеговая Падь.

Как правильно говорить: на кампусе или в кампусе?

И предлог НА, и предлог В в обоих примерах выражают так называемое пространственное отношение: указывают на место, в котором находится объект. Выбор предлога в данном случае зависит от того, как мы это место для себя определяем. Если речь идёт о замкнутом, чётко ограниченном пространстве и объект находится внутри него, то уместен предлог В: в комнате, в доме, в городе, в стране. Если же пространство осознаётся просто как некая территория, границы которой не имеют значения для говорящего, и объект, скажем так, располагается на её «поверхности», то используется предлог НА: на улице, на крыше, на тротуаре. Кампус (университетский городок) представляет собой пространство, имеющее чёткие границы, мы находимся, живём в этом пространстве, поэтому правильно говорить «в кампусе». Вместе с тем вариант «на кампусе» не случайно получил столь широкое распространение, для многих кампус — это территория, на которой располагаются объекты. Но словосочетания «находиться на кампусе», «жить на кампусе» являются не нормативными, а просторечными.

Или вот еще очень важный момент: как всё-таки называть жителя и жительницу Владивостока?

Очевидно, что вопрос связан с неудобством использования слов мужского и женского рода в форме единственного числа, соотносимых со словом «владивостокцы». Именно по этой причине словообразовательный вариант «владивостокцы», которым традиционно обозначают жителей нашего города, с некоторых пор стал вытесняться вариантом «владивостокчане», позволяющим легко и удобно образовывать формы единственного числа мужского («владивостокчанин») и женского рода («владивостокчанка»). Поначалу эти слова воспринимались как ненормативные, сейчас словари признают их нормативными (см., например, статью «Владивосток» в словаре О.Л. Рублёвой «От Або до Ясной поляны по карте Приморского края»). Таким образом, жителя Владивостока следует называть «владивостокчанин», жительницу — «владивостокчанка». Других однословных наименований русский литературный язык нам для этого не предоставляет.

— В последнее время все чаще можно заметить использование буквы Ё. Существуют ли какие-то требования по использованию буквы Ё в официальной переписке или публикациях?

— Буква Ё, конечно, появилась в русском алфавите не случайно, а для пользы дела. Её использование позволяет более точно отразить на письме произношение слов. Например, если бы эту букву всегда писали, русские люди давно бы усвоили, что правильно говорить «включЁн», «отключЁн», а не «вклЮчен», «отклЮчен». Однако в издании печатных текстов ещё с советских времён сложилась традиция эту букву не использовать — очевидно, из соображений экономии, причём экономии не только материальных ресурсов, но и мыслительных, интеллектуальных усилий. В наши дни появилась, на мой взгляд, положительная тенденция к возвращению буквы Ё в печатные тексты, как Вы, наверное, знаете, существуют общественные движения в её защиту и даже памятник этой букве (хотя памятник — не очень удачный аргумент в этом случае). В рамках этой тенденции в некоторых редакциях принимается коллективное решение непременно использовать букву Ё в текстах выпускаемого издания, и всех журналистов обязывают это делать. Например, такое решение, насколько мне известно, в своё время было принято редакцией газеты «Владивосток». Ни в коем случае это нельзя считать дурным тоном, напротив, это свидетельствует о бережном отношении к родному языку и стремлении к языковой точности. Но, принимая такое решение, надо отдавать себе отчёт в том, что его выполнение потребует дополнительной ответственности и усилий: придётся внимательно следить за тем, чтобы в текстах фигурировали нормативные употребления, например: «свёкла» (а не «свекла»), «скабрёзный» (а не «скабрезный»), «никчёмный» (а не «никчемный»), а с другой стороны, «афера» (а не «афёра») или «бытие» (а не «бытиё»). Для этого нужен очень грамотный и внимательный корректор. В любом случае решение использовать (или не использовать) букву Ё должно быть общим для всех сотрудников редакции. Вы совершенно правы, важно соблюдать единообразие. Кстати, как раз отсутствие такого единообразия, разнобой в оформлении текстов и считается дурным тоном. А использование буквы Ё, наоборот, весьма передовая тенденция, не побоюсь этого слова, буква Ё нынче в тренде!

— С сентября 2016 года в ДВФУ началась реализация новой образовательной модели подготовки бакалавров. Одна из дисциплин — «Риторика и академическое письмо». Каковы задачи вашего курса?

— Мы исходим из того, что современная риторика — это не просто искусство красноречия, это наука об эффективной коммуникации: она учит не столько хорошо, красиво говорить, сколько достигать с помощью речи определённых целей. А для этого нужно ответить самому себе на простые вопросы: «Чего я хочу добиться своей речью?», «Что я должен для этого сказать?», «Как мне лучше это сделать в данной ситуации?». Вопросы простые, но, чтобы научиться давать на них точные ответы, а главное, предпринимать соответствующие действия, нужна определенная практика, работа, тренировка. Вот такой тренировкой и должен стать наш курс. Цель преподавателя в данном случае — формирование у студентов навыков эффективной речевой деятельности. А если конкретнее, в результате освоения курса «Риторика и академическое письмо» студент должен научиться, с одной стороны, готовить и демонстрировать устные выступления на общественно значимые и профессионально ориентированные темы, с другой стороны, создавать и правильно оформлять письменные академические тексты различных жанров, таких как аннотация, эссе, тезисы доклада (статьи) и другие.

— Необходим ли в школе такой предмет, как устная речь? Какие особенности такого преподавания, есть ли готовые специалисты или их надо готовить?

— Конечно, введение в школьную программу такого специального предмета позволило бы педагогам более эффективно работать над формированием у детей навыков незатруднённой и грамотной устной речи. С другой стороны, это можно делать и в рамках программы по русскому языку, если ввести в неё обязательный модуль, например, по практической риторике. Только как это сделать не в ущерб другим модулям и другим предметам?

Преподавать это могут и должны филологи-русисты, проще говоря, учителя русского языка и литературы — выпускники филологических направлений вузов. Для освоения нового курса или модуля им, возможно, понадобится методическая помощь — курс повышения квалификации, но это обычная практика в работе учителя, и не может быть никаких сомнений, что нынешние учителя-словесники с этим прекрасно справятся. Мы готовы поделиться своим методическим опытом с учителями средних школ. Кроме того, во многих школах есть и свой, не менее ценный опыт реализации подобных курсов — элективных, факультативных и т.п.