Новости

8 декабря 2021
О возможном увеличении объема прямых иностранных инвестиций на Дальнем Востоке России

Заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Дмитрий Шелест.   

Инвестиционная активность в том или ином регионе является значимым показателем состоятельности территории как субъекта экономических отношений и внутри страны, и в рамках внешнеэкономической деятельности. Речь, прежде всего, идёт о прямых инвестициях, денежных средствах, направляемых на расширение и модернизацию производств, научные и конструкторские работы, строительство, расширение торговых сетей и предприятий сферы услуг и так далее.

Responsive image

Направленность инвестиционных потоков косвенно служит и социальным показателем: наличие образованного населения, медицинские и образовательные учреждения, жилищная инфраструктура являются для потенциального инвестора очевидными знаками стабильности. Таким образом, если рассматривать инвестиции в плане системного развития того или иного региона, то уместно сделать вывод о том, что вложения в те или иные активы на определённой территории является лишь верхушкой айсберга. Здоровая экономика, адекватное законодательство, прозрачная налоговая система и структура иных сборов.

В свою очередь инвестиции из-за рубежа, направляемые на реализацию коммерческих проектов, становятся важным индикатором здоровой экономики. В этом контексте прямые иностранные инвестиции (ПИИ), реализуемые на Дальнем Востоке России, приобретают особое значение в силу большого потенциала неосвоенных пространств. Помимо чисто экономической выгоды проекты с участием зарубежных инвесторов несут в себе имиджевую и политическую составляющие. В условиях сложного доступа к «длинным деньгам» они становятся решением для многих начинаний в различных областях хозяйственной деятельности. ПИИ значимы как поток новых решений, не только в технической сфере, но и в вопросах управления финансовыми потоками, а также в администрировании бизнеса. В свою очередь зарубежные участники консорциумов привносят свою корпоративную культуру и деловую этику, из которых следует извлекать необходимые уроки.

Но любой специалист в финансовой сфере вам скажет: инвестиции «трусливы», инвестиции мобильны. Инвесторы, будь это институциональные учреждения, отдельные предприятия или конкретные лица, естественным образом склонны искать наибольшие доходы на вложенный капитал при наименьших рисках.  Тем большую значимость обретает прирост ПИИ в Дальневосточном федеральном округе (ДФО).

В этом контексте показательным является утверждение Заместитель Председателя Правительства России — полномочного представителя Президента РФ в ДФО Юрия Трутнева, согласно которому на Дальний Восток России в последние годы приходилась треть прямых иностранных инвестиций. За период с 2013 по 2020 годы суммарный объём вырос в 16 раз. В прошлом году в абсолютном выражении эта цифра составила 6,2 трлн рублей или 32% с 2,6 тысячами инвестиционных проектов. До 2024 года в ДФО планируется привлечь ещё около 5 млрд рублей инвестиций.

Одно из направлений ― это расширение возможностей участников инвестиционных проектов. Прежде всего, речь идёт об освоении минеральной базы Дальнего Востока. Это и привычное расширение добычи энергоносителей, и различные направления горнорудной промышленности. Здесь следует отметить, что ПИИ, направляемые в разработку углеводородов, равно как и других природных ископаемых, не следует воспринимать с позиции так называемого «нефтяного проклятья». Прежде всего, не стоит забывать, что большинство современных месторождений относятся к категории труднодоступных, то есть предполагают глубинное и горизонтальное бурение, добычу на шельфе, что предполагает высокий уровень технологической оснащённости. Далее, масштабная транспортировка и газа, и нефти является не менее сложной задачей, чем её добыча. В целом же развитие горнорудной и нефте- и газодобывающей промышленности даёт работу значительному количеству инженерных кадров, которые получают образование в Тихоокеанской России.

Если говорить о значимых аспектах в упомянутом направлении, то следует отметить расширения участия индийских компаний в новых разработках месторождений углеводородов. Так, уже сейчас госкорпорации Индии, Bharat Petroresources, Indian Oil Corp Ltd (IOC), Oil India Ltd (OIL),  ONGC Videsh Ltd (OVL) в содружестве с «Роснефтью» занимается технической оценкой 52 участков для добычи углеводородов. Всего в российские проекты упомянутыми компаниями вложено около 16 млрд долларов США. Прежде всего, в разработку нефтегазовых месторождений на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Это такие активы как Сахалин-1 (20% в собственности индийских компаний), Ванкор (Красноярский край, 49,9% в собственности индийского консорциума) и Таас-Юрях (Республика Саха (Якутия), 29,9% соответственно).

С учётом снижения притока инвестиций в пандемийный 2020 год, участие в дальневосточных проектах «нетипичных» инвесторов становится важным индикатором для определения дальнейших путей развития экономики в ДФО. И вполне естественно, что следует ожидать вовлечения новых консорциумов с участием зарубежных инвестиций на Дальнем Востоке Российской Федерации. Например, трёхсторонние российско-индийско-японские переговоры по экономическому сотрудничеству в Тихоокеанской России предполагают достаточно нетривиальную картину будущих внешнеэкономических связей. Международное взаимодействие подобного рода даёт эффект, недостижимый в рамках двусторонних контактов. Известно, что Индия и Япония имеют устойчивые культурные и политические связи, одновременно Нью-Дели и Москва традиционно поддерживают контакты на высоком уровне вне зависимости от политической конъюнктуры. В свою очередь Россия и Япония именно в ДФО могут реализовывать перспективные проекты в разработке сырьевой базы.

Новые очертания российско-индийско-японского диалога с участием таких институциональных игроков с российской стороны как Корпорация развития Дальнего Востока, профильное Министерство и другие ведомства и организации вполне могут обеспечить комфортные условия вхождения значимых инвесторов на российскую территорию. Перспективное сотрудничество российских, индийских и японских деловых кругов совместно с государственными институтами можно назвать приметой ближайшего будущего. Очевидно, что распределение рисков на страновом уровне, вовлечение государства не только в качестве регулятора, но и в виде участника инвестиционного проектирования, становятся узнаваемой спецификой в экономике ДФО.

Конечно, возможности инвестирования в Тихоокеанскую Россию имеют свои ограничения. Во многом это упомянутые риски, как надуманные, так и реальные. Для многих зарубежных предпринимателей и руководителей корпораций территория ДФО представляется terra incognita. С другой стороны, привлекательность российского Дальнего Востока для ПИИ ― это поддержка государством инвестиционной активности на развивающихся территориях. Так, Соглашение о защите и поощрении капиталовложений, подписанное в октябре 2020 года, стало работать уже в 2021. И, в качестве вывода, следует отметить, что направленность прямых иностранных инвестиций в сторону сырьевой базы в Тихоокеанской России достаточно очевидна. Другой вопрос заключается в том, чтобы обеспечить на подобном фундаменте нарастание качественной инфраструктуры. Это позволит выстраивать дальнейшее проектирование уже не столько в ресурсоёмких отраслях, сколько в области переработки, сфере производства и наукоёмких технологиях.