Новости

21 августа 2019
Об участии Индии в международных организациях

Заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Дмитрий Шелест.   

Длительная история индийской цивилизации, от династии Маурьев до прихода Великих Моголов, от британской колонизации до обретения независимости 15 августа 1947 года всегда предполагала открытость Индии для внешнего мира. Молодое индийское государство унаследовало цивилизационные традиции, применяя язык дипломатии для выстраивания отношений с мировым сообществом уже в новейшей истории. Когда речь заходит о действиях Нью-Дели на мировой арене уместно вспомнить высказывание Джавахарлала Неру: «Индия – это географическое и экономическое целое, культурное единство посреди многообразия, груда противоречий, связанных между собой прочными, но невидимыми нитями». Именно таким образом государство Индостана воспринимается народом и элитами, так страна проецирует себя во внешний мир.

Специфика индийской внешней политики в период становления государства заложила основу для дальнейшей внешнеполитической стратегии. Индийскому руководству приходилось исходить из того, что страна существовала в колониальной модели экономики и не имела самостоятельного международного политического опыта. Опираясь на упомянутые исходные условия Дели, во-первых ориентировалось на государственную экономику, включая и внешнеэкономическую деятельность, а, во-вторых, отказалось присоединяться к каким-либо военно-политическим союзам. Так, по мнению индийского социолога Дипанкара Гупта (D. Gupta), с одной стороны Неру через министра иностранных дел Джи С. Баджпая успокаивал Вашингтон касательно отсутствия у Индии намерений следовать социалистическому пути развития, с другой стороны отказался от участия в так называемых Манильском и Багдадском пактах в 1954 и 1955 годах, которые носил очевидную антисоветскую направленность.


По сути, в пятидесятые годы Индия, отказавшись зафиксировать свою принадлежность к тому или иному лагерю, сделала свой выбор в пользу Движения неприсоединения (ДН) на Бандунгской конференции в 1955 года. На Белградской конференции 1961 года окончательно оформилась система неприсоединившихся государств, среди которых Индия сохраняла безусловное лидерство. Фактически упомянутое движение стало первым значимым участием Дели в международных соглашения коллективного характера. В период формирования системы неприсоединившихся стран такой подход принёс определённые плоды: развивались отношения Индии с Советским Союзом, которые при Н. С. Хрущёве стали одним из приоритетов внешней политики на фоне стагнации российско-китайских отношений. При Л. И. Брежневе 9 августа 1971 года закономерным итогом стало подписание Договора о мире, дружбе и сотрудничестве между Индией и СССР. Уже в начале 20-го столетия Индия сыграла значительную роль в возрождении и реконструкции Движения неприсоединения, предложив новые формы сотрудничества на XIII конференции ДН в феврале 2003 года (Куала-Лумпур) и разрабатывая тему многополярного мира на XVII саммите ДН в Венесуэле (2016).

Ранее, в октябре 1945 года ещё Британской Индией в статусе колонии Великобритании были подписаны учредительные документы Организации Объединённых Наций (ООН) на конференции в Сан-Франциско (США). И Неру, и Ганди возлагали на организацию большие надежды, которые, впрочем, реализовались в наименьшей степени, а сама организация неоднократно являлась объектом критики руководства страны и заинтересованных ведомств. Прежде всего, попытки Индии войти в Совет безопасности (СБ) ООН не увенчивались успехом в течении более чем полувековой истории. И даже предложение Генерального секретаря ООН в 1992 году о включении государства в постоянные члены Совбеза не нашло поддержки у Китая, Пакистана, Соединённых Штатов и ряда других стран. Во втором десятилетии XXI века ситуация изменилась, КНР и США готовы обсуждать членство в СБ ООН, однако государство Индостана по прежнему находится за пределами Совета.

В свою очередь, несмотря на глобальные устремления Нью-Дели, все поколения руководителей Индии чётко понимали необходимость выстраивания отношений с ближайшими соседями. В текущем столетии это сформулировал в метафорической «концепции концентрических кругов» бывший министр иностранных дел Яшвант Синха. По мнению индийского дипломата, во внешней политике необходимо разделять географические зоны, которые влияют на шаги в международных отношениях на подобии концентрических колебаний. Такие жизненно важные участки – Юго-Восточная Азия, Западная Азия, Центральная, Северо-Восточная Азия и др. По сути, необходимость участия в договорных процессах и международных организациях основывалась на значимости государств-участников относительно географического приближения к Индии.

Несмотря на все проблемы с соседями Нью-Дели присоединилось к Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК, SAARC). Организация была образована на встрече глав государств Бангладеш, Бутана, Индии, Мальдив, Непала, Пакистана и Шри-Ланки в декабре 1985 года (Дакка, Бангладеш). В 2007 году в состав членов был принят Афганистан и организован институт внешних наблюдателей: Европейский Союз, Иран, КНР, Республика Корея, США и Япония. Несмотря на наличие межгосударственных проблем СААРК достаточно успешно действует в области торгово-экономического сотрудничества и культурного обмена. Такой подход способствовал согласованному сотрудничеству в информационной сфере, здравоохранению, сельском хозяйстве, культурному и научному обмену, заключению договора о льготной торговле, а также урегулированию вопросов по продовольственной безопасности и борьбе с наркоторговлей.


Другая региональная организация, с которой у Индии складывались непростые отношения – это Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН, ASEAN). Упомянутая структура была образована в 1967 году и на 2019 год включает в себя Бруней, Вьетнам, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Малайзию, Мьянму, Сингапур, Таиланд и Филиппины. Относительный прогресс в отношениях Нью-Дели и Ассоциации можно отметить с начала 1990-х годов, когда с одной стороны государства АСЕАН в большей степени разрешили внутренние противоречия, а Индия начала последовательно реализовывать политику «Смотри на Восток». Индийский журнал India Today («Индия сегодня») в 1991 году констатировал: «Индия переоткрыла Восточную Азию в 1992 году, когда запустила политику «Смотри на Восток» как последствия окончания холодной войны и начала либерализации индийской экономики». Как следствие в 1992 году Индия обрела статус «регионального партнёра по диалогу» с АСЕАН, а затем были учреждены Деловой совет Индия-АСЕАН и Совместный управляющий комитет АСЕАН-Индия как соответствующие механизмы для такого сотрудничества. В 2003 году подписан договор о Дружбе и сотрудничестве между Индией и АСЕАН. В 2012 году отношения были дополнены стратегическим сотрудничеством. В 2015 году вступило в силу соглашение о Зоне свободной торговли между АСЕАН и Индией, что способствовало увеличению товарооборот с указанного года по настоящее время более чем в три раза.

Наиболее «юной» в регионе стала организация, чьё создание было инициировано непосредственно Нью-Дели в июне 1997 года, – «Инициатива стран Бенгальского залива по многостороннему техническому и экономическому сотрудничеству» (БИМСТЕК, BIMSTEC), куда помимо Индии вошли Бангладеш, Бутан, Мьянма, Непал, Таиланд и Шри-Ланка. Учредительные документы декларируют такие задачи как экономическая интеграция в сфере инвестиций, рыболовства, торговли, транспорта и т. д. Очевидно, что помимо экономических задач существовал и определённая политическая целесообразность: Инициатива включает в себя государства, входящие в СААРК, за исключением Пакистана и Мальдив. Это косвенно подтверждают и первые воинские учения стран БИМСТЕК, прошедшие в сентябре 2018 года на территории шт. Махараштра, Индия.

Очевидно, что с переизбранием Нарендры Моди на пост премьер-министра, Нью-Дели будет поступательно увеличивать свои контакты с тремя упомянутыми организациями. Это будет происходить за счёт наращивания политической значимости Индии для государств-участниц, например, участием в соглашениях о безопасности судоходства, реализацией крупномасштабные проектов типа строительства автомагистрали Индия-Мьянма-Таиланд, не говоря уже о взаимной торговле и росте инвестиционной активности.

Более глобальные цели Индия ставит в таких организациях как ШОС, БРИКС, ВТО и «Группа двадцати». «Большая двадцатка», сформировавшаяся в теперешнем виде к 2000 году, от консультативного органа министров финансов, до саммита глав государств, очевидно перерастает изначальную повестку. С Каннского саммита 2011 года до Саммита в Осаке (Япония) 2019 года встречи участников «Двадцатки» уже носят стратегический характер и предполагают формирование будущего мироустройства силами всех заинтересованных сторон. Естественно, что вне зависимости от партийной принадлежности руководства Индии, Нью-Дели прямо заинтересовано во влиянии на процессы мировой трансформации.

Всемирная торговая организация (ВТО) – глобальная структура управления и согласования экономической активностью стран-участниц организована в январе 1995 года. Несмотря на критику и утверждения о несовременности действующей организации является единственным органом экономического согласования и решения экономических споров на всех континентах. Индия, вступившая в ВТО с момента образования этой структуры, достаточно эффективно использует предоставленные возможности. Вместе с тем следует предположить, что решения в области глобальной экономики всё больше будут выноситься в политическую плоскость и на площадки других организаций, включая и «Двадцатку».

То же самое можно сказать и про БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), выдумка аналитика Goldman Sachs, которая неожиданно обрела «плоть и кровь» в силу необходимости упомянутых стран каким-то образом формировать стратегию в экономических отношениях с «коллективным Западом». Вряд ли эта организация станет более значимой, чем иные коллективные структуры для Нью-Дели, а возможно окажется таким же забытым политическим артефактом как ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия) на постсоветском пространстве.


Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) изначально учреждена Китаем, Россией, Казахстаном, Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном в июле 2001 года. Также в качестве наблюдателей в ШОС ввошли Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия. За полтора десятилетия организация постепенно выросла в достаточно авторитетную структуру и уже после 2010 года привлекла интерес Индии, которая совместно с Пакистаном обрела членство в июне 2017 года. Участие в ШОС для Республики Индия носит знаковый характер, фиксируя геополитические устремления государства Индостана.

Конечно, список организаций и ассоциаций, в которых Индия принимает участие, не является полным. Но в целом, перечисленные структуры достаточно чётко описывают и вектор движения страны, и интересы на ближайшее будущее. Можно предположить, что участие в военных блоках по-прежнему не будет доминантой для индийских политиков. На уровне мирового сообщества Индия безусловно будет стремиться к постоянному членству в Совете безопасности ООН, что является вполне справедливым желанием самой большой демократии мира. Как уже говорилось, Нью-Дели будет действовать во всех направлениях, повышая свой авторитет в международных организациях регионального и глобального типов с каждым успешно реализованным экономическим проектом и политическим соглашением. Более того, Индия достаточно успешно набирает опыт международного сотрудничества в этом направлении, и вскоре мы увидим установление новых лидирующих позиций древнейшей цивилизации и молодого государства в различных сегментах международного сотрудничества.