Новости

20 сентября 2021
О проблемах взаимодействия вузов и корпоративного сектора

Директор Департамента философии и религиоведения ШИГН ДВФУ Павел Деменчук.

Сегодня мы наблюдаем нарастающий позитивный тренд восприятия ведущих технологических корпораций как активных субъектов исторического процесса и совершенствования мира. Публикации о новых продуктах Apple, Google, Amazon, Tesla неизменно приковывают внимание общества и вызывают оживленное обсуждение. Подобные компании представляются и желанным местом работы, куда стремятся попасть многие молодые люди. Помимо прочего, на данный тренд указывают и ожидания инвесторов, так индекс NASDAQ Composite демонстрирует позитивную динамику последнее десятилетие, показав более 45% прироста к прошлому году в начале 2021 г. Можно утверждать, что, несмотря на ряд отдельных скандалов и судебных разбирательств, корпорации позитивно воспринимаются обществом и во многом на них возлагаются надежды о его дальнейшем развитии.

Бизнес корпораций требует постоянного технологического развития, активного расширения и поддержки действующих сервисов, запуска новых экспериментальных продуктов. Достижение этого требует постоянный приток новых специалистов, удержание и развитие текущих кадров. Технологии стремительно возникают, изменяются и замещаются новыми решениями. По этой причине бизнес всех уровней сегодня находится в ситуации постоянного дефицита кадров с актуальными компетенциями в сфере цифровых технологий. В данной ситуации бизнес обращает свой запрос к университетам, ожидая получить постоянный поток подготовленных специалистов в лице новых выпускников вузов. Однако, далеко не всегда выпускники даже профильных программ оказываются соответствующим образом подготовленными для выполнения реальных прикладных задач бизнеса.

С другой стороны, находятся университеты, которые в большинстве стран мира испытывают дефицит капитала, вследствие постоянного увеличения собственных затрат на фоне стагнации или сокращения государственных инвестиций. Университетам необходимо привлекать все большее количество учащихся, чтобы компенсировать растущие расходы на развитие, необходимое для удержания целевых позиций в рейтингах. При этом сегодня абитуриенты рассматривают получение высшего образования не как самоцель, а как средство достижения успеха в социальном и экономическом измерении. Поэтому привлечение абитуриентов требует демонстрации успешности выпускников конкретного вуза, востребованность и актуальность их компетенций для общества. Положение университетов в этой борьбе за абитуриентов также усложняется общей тенденцией критического отношения к образованию.

Responsive image

Корпорации и университеты, на первый взгляд, оказываются в ситуации неизбежности кооперации и сотрудничества – оба института нуждаются в противоположной стороне для преодоления собственного вызова времени. Но в реальности они предпринимают подчас шаги в противоположном направлении, стараясь решить ситуацию без привлечения второй стороны, либо сведя ее роль к минимуму. Описать все многообразие инициатив и проектов не представляется возможным, однако, достаточно четко можно выделить контуры трех основных моделей построения взаимодействия между вузами и корпоративным сектором, которые позволят наметить общее представление.

Первая модель наиболее простая и, к сожалению, все еще одна из наиболее тиражируемых. Она возникла в середине прошлого века, но свой расцвет пережила между 1990 и 2000 годами, заключающийся в возникновении нескольких тысяч корпоративных университетов по всему миру. Основой данной модели является отрицание необходимости взаимодействия между университетом и бизнесом. Последний столкнувшись с нехваткой кадров и видя в этом вину университета, заявляет о намерении создать собственные образовательные структуры, которые и будут лучше всего решать его проблемы. Это основание так называемых корпоративных университетов, образовательных структур, обслуживающих интересы одной компании. Университеты, в это же десятилетие, увлекаются идеями предпринимательской парадигмы, которая заявляет о необходимости создания бизнес-структур внутри университета. Парадокс, пока университет стремится стать корпорацией и начать «делать бизнес», корпорация стремится создать университет и начать «образовывать кадры». Оба института начинают клонировать функции друг друга, либо замещая их своего рода симулякрами.

Вторая модель заключается в попытке создания общей точки взаимодействия, которая и должна решить проблемы обоих субъектов. Очевидно, что точка взаимодействия, оказываясь на периферии обеих структур, неизбежно испытывает нехватку ресурсов и не способна обеспечить масштабную трансформацию. Очень часто данные проекты сталкиваются с банальным отсутствием интереса и быстро «гаснут» в масштабах университета и корпорации, оказываясь не встроенными в устойчивые процессы воспроизводства. Примерами подобных быстро гаснущих точек взаимодействия могут служить проектные офисы, лаборатории компаний, отдельные образовательные программы под запрос конкретного работодателя. Слишком несопоставимыми оказываются масштабы данного взаимодействия для обоих институтов, тем самым они не изменяют ситуацию институционально для обоих сторон.

Responsive image

Третья модель возникла как идея в самом начале 20 века, но пик ее развития приходится на третье десятилетие 21 столетия. Смысл данной модели заключается в отсутствии вмешательства бизнеса в процессы университета, а университет, в свою очередь, не стремится изменить себя под цели бизнеса. Вместо этого, университет и бизнес остаются на своих местах, агентом становится сам абитуриент, который чередует семестры обучения в университете с семестрами реальной оплачиваемой работы на производстве. Например, семестр в университете, семестр в офисе компании. Примером может служить канадский университет Уотерлу, ставший одним из наиболее успешных поставщиков кадров для крупнейших американских корпораций. В его учебном плане могут чередоваться 8 семестров обучения и 6 семестров оплачиваемой работы на разных позиция в различных компаниях. В России схожими проектами можно считать инициативы кооперации Школы анализа данных Яндекс и Факультета компьютерных наук ВШЭ, где на уровне бакалавриата 2 года фундаментальных дисциплин дополняются 2 годами изучения практических предметов на выбор, помимо этого присутствуют и дополнительные возможности практической работы. Но и в третьей модели есть существенных недостаток, бизнес и университеты могут легко поделить семестры, но не прийти к активному взаимодействию, создающему трансформации обоих субъектов, это оказывается гораздо более сложной задачей.

Обобщая, можно выделить следующие причины, которые ведут к проблемам взаимодействия университетов и бизнеса. Во-первых, отсутствие мотивации к взаимодействию. Зачастую, бизнес полагает, что лучше знает каким образом нужно готовить специалистов; а университет считает, что не должен изменяться в интересах бизнеса и абитуриента. Каждый уверен в своих силах, потенциале и правоте. Во-вторых, взаимное копирование функций. Университет копирует функции бизнеса, бизнес копирует функции университета. Два различных института общества пытаются превратиться друг в друга, игнорируя необходимость наличия соответствующего капитала и выстроенных процессов. В-третьих, отсутствие взаимовлияния. Университет и бизнес не хотят изменяться под требования и нужды друг друга, полагая, что проблема должна решаться без существенных внутренних изменений за счет изменений другой стороны.

Вопрос о возможности построения активного сотрудничества и взаимодействия остается открытым до тех пор, пока обе стороны не примут необходимость масштабных внутренних трансформаций, чтобы соответствовать интересам второй стороны. Без принятия данного факта обе стороны обречены копировать функции друг друга, стараясь преодолеть свой вызов в одиночку, решая несвойственные для себя задачи: университеты будут стремиться стать корпорациями, а корпорации – университетами.